«ЗАСПИРТОВАЛИ»

№43 (165) от 26 октября 2000 г.

Водочный король обанкротился после того, как одна проститутка посмотрела телевизор...

Крупнейший водочный оптовик в Вологодской области ОАО “СеверАлко” направил заявление в арбитражный суд о признании себя банкротом. Предприятие задолжало партнерам 141 миллион рублей, ему должны около 35.

Ста двадцати кредиторам сообщено, что у “СеверАлко” имущества, пригодного для реализации, меньше чем на 1,5 миллиона рублей, поэтому единовременно рассчитаться со всеми не удастся.

В отсутствие председателя Совета директоров компании Виталия Плугарева, который всю минувшую неделю провел в Москве, официальных комментариев на предприятии не давали. Правда, в личных беседах сотрудники “СеверАлко” говорили, что все кредиторы предъявили свои требования после того, как против Плугарева возбудили уголовное дело, а самого его задержала милиция.

В общей сложности фирма “подвесила” своих партнеров почти на 5 миллионов долларов. Больше всех не повезло великоустюгской “ликерке” (отгружено продукции на 24 миллиона рублей) и “Вагрону” (не менее, чем на 80 миллионов).

Нелегкие времена, надо полагать, ожидают “Вагрон”. Интересно, зачем его бывший внешний управляющий Комягин назначал Плугарева исполнительным директором завода? Наверняка уж не затем, чтобы тот “вынул” из предприятия продукции на 80 миллионов. Хотя кто его знает... Неспроста ведь и Комягин больше не внешний управляющий, и Плугарева меняют на другого человека, “честного и порядочного”, как сказал один чиновник из администрации области.

Между тем в “Белом доме” продолжают верить, что все проблемы “СеверАлко” связаны со зловредными теневиками. Губернатор Вячеслав Позгалев сказал, что администрация области проиграла схватку с водочной мафией, у которой оказались “длиннее руки и больше денег”.

Впрочем, на проблемы “Север-Алко” можно посмотреть и под другим углом. Его банкротство приключилось после того, как некая проститука вспомнила, что год назад Плугарев заставлял ее читать стихи. Не исключено, что ее память освежили специально обученные люди. Поводом для этого могли послужить планы обладминистрации учредить ОАО “ЧереповецАлко”, т.е. взять под свой контроль череповецкую “ликерку”, что не понравилось Москве.

Любопытно, как сейчас местный “Белый дом” будет выходить из этой сложной ситуации? В отсутствие Вячеслава Позгалева, лечившего гипертонический криз, на наши вопросы ответил его первый зам. Николай Костыгов (позже губернатор скажет, что Николай Владимирович высказал и его точку зрения). Кстати, именно Костыгов, исполнявший обязанности губернатора в январе, подписал постановление, по которому администрация области являлась учредителем ОАО “СеверАлко” с долей собственности в 16%.

- Создавая “СеверАлко”, мы свято верили, что монополия на водку должна быть в руках государства, - говорит Костыгов. - То, что мы выбрали правильный путь, потом подтвердил и президент, создавший своим указом “Росспиртпром” - организацию, объединяющую ликероводочные заводы, в которых есть доля госсобственности.

Сразу же после создания “СеверАлко”, против него началась неприкрытая война. Против него выступили и заводы, которые, с одной стороны, согласились войти в АО, а с другой, лишались возможности сами торговать своей водкой, и оптовики, получившие конкурента. Результат этой войны такой: руководители компании оказались изолированными от управления. В то же время мы обрели союзника - “Росспиртпром”.

- Как вы отнеслись к объявлению банкротства “Север-Алко”?

- Почему всех так пугает это слово “банкротство”? Не секрет, что на Западе банкротство очень часто инициируют сами руководители предприятий, чтобы защитить себя от возможных неприятностей. Сейчас этот процесс объявлен только для того, чтобы реализация продукции, которая есть на складе, и возврат долгов шли под нашим контролем. Мы санкционировали эту процедуру потому, что, во-первых, надо рассчитаться с кредиторами, во-вторых, не дать “просесть” “Вагрону”.

- Вы уверены, что “Север-Алко” подведено к банкротству непреднамеренно?

- Эта процедура и вводится для того, чтобы под внешним наблюдением нам разобраться. Если мы что-то там найдем, то, несомненно, передадим информацию в правоохранительные органы... На начало сентября у нас были абсолютно четкие сведения, что там дебет с кредитом сходятся.

- Как можно торговать водкой, которая всегда идет “влет”, и при этом накопить огромные долги?

- Долги появились только потому, что выпускалось большое количество водки, которая скапливалась на складах. Просто-напросто ее не успевали реализовывать. “СеверАлко” искало новые рынки сбыта: работали с Тюменью и Сургутом, организовывали свои филиалы. Теперь они будут возвращать долги, но под нашим контролем.

Сейчас “СеверАлко” имеет долгов на 141 миллион рублей, при этом у него есть готовой продукции примерно на 100 миллионов. К тому же обществу должны около 35 миллионов.

- Зачем было производить товар, который шел на склад?

- Нас тормозили со всех сторон теневики, перекрывали все каналы...

* * *

20 октября главный федеральный инспектор в Вологодской области Владимир Золотов впервые после своего назначения встретился с журналистами. Естественно, Владимиру Васильевичу пришлось отвечать и на вопросы о банкротстве “СеверАлко”.

- Эта структура не оправдала надежд, - сказал Золотов. - Не получилось введения монополии, которую государство провозгласило в производстве и реализации ликероводочной продукции. Были серьезные шероховатости: и арбитражные суды, и введение внешних управляющих, доходило и до конфликтных ситуаций. Все это закончилось тем, что сегодня эта структура практически не работает. По этому моменту мы свою точку зрения высказывали и предполагали, какая экономика здесь будет... Сегодня мы имеем такой не очень хороший финал для экономики области.

На просьбу дать характеристику Виталию Плугареву Владимир Золотов ответил так:

- Может быть, он и неплохой специалист в области финансов, но вот, к сожалению, у него ничего не получилось. Если бы был другой человек, может, эта структура и работала бы по-другому...

Одна из задач федерального инспектора в области - чтобы государственными пакетами акций распоряжались эффективно... Я думаю, мы найдем здесь взаимопонимание, но и свою линию будем проводить жестко: то, что в руках государства, должно работать не на какие-то частные структуры, но и в целом на население.

2
0