Старики-разбойники

№43 (165) от 26 октября 2000 г.

В дни пенсий Череповецкий интернат для престарелых превращается в дурдом.

Образ дома престарелых как последнего приюта старичков, дремлющих за стаканом кефира, давно устарел. Встречаются, конечно, и благообразные бабушки и дедушки, но господствует другой контингент - шебутной, с большим запасом “пороха в пороховницах”.

Настоящее светопреставление начинается в доме престарелых на улице Белинского, 17-б в “пенсионные” дни. Куролесят старички так, что и молодые позавидуют: пьянки, драки, иногда и до смертоубийства доходит.

Вот свежая история. Жили в палате №228 почтенные (в силу возраста) граждане: 69-летний Скворцов и ровесники - 56-летние Зимин и Кучумов. До поры пьянствовали вполне мирно. Но однажды “патриарха” палаты, Скворцова, угораздило наклюкаться где-то в городе.

Около пяти часов вечера мертвецки упившегося Скворцова нашел охранник дома престарелых: дедушка слонялся по первому этажу, сжимая в руке полупустую бутылку водки, и никак не мог подняться в палату. Страж порядка довел “обеспечиваемого” (так официально называют постояльцев) до койки, подле поставил бутылку.

Кучумов уже почивал, а вот Зимин, пьяный и злой, бодрствовал. И очень его раздосадовал тот факт, что Скворцов ему водки с “воли” не принес. Да вроде бы еще и часть зиминской пенсии оприходовал. Послал гонца, называется. И принялся Зимин охаживать ненадежного соседа алюминиевой тростью. Да так увлекся, что размочалил и палку, и голову Скворцова. Потом, схватив бутылку, ею стал окровавленного приятеля валтузить. Разбилась бутылочка - “розочка” получилась, еще лучше... В общем, Скворцова из приюта на “скорой” увезли. А через два дня он концы отдал на больничной койке.

А Зимина за его “проступок” наказывать не стали. Потому что он старенький, больной и вообще невменяемый. Просто перевезли в психиатрический стационар.

1
0