КВАРТИРА НА КРОВИ

№45 (167) от 8 ноября 2000 г.

Парень погиб в Чечне, спасая родню от нищеты.

Со дня на день в Соколе должны дать новую трехкомнатную квартиру семье Володи Изюмова, контрактника Псковской дивизии ВДВ, погибшего в Чечне в мае этого года.

История получения этого жилья длинна и запутанна. Изучая ее, я несколько раз ловила себя на том, что не могу решить, на чьей я, собственно говоря, стороне - Володиной мамы Нины Яковлевны, пытающейся после смерти сына получить с властей хоть что-то взамен, или военных, которые искренне считают, что Нине Изюмовой никакая квартира не положена.

Впервые о том, что семья нуждается в улучшении жилищных условий, Нина Яковлевна объявила на встрече Президента с родственниками погибших десантников Псковской дивизии. Вскоре в сокольский военкомат пришел запрос о том, в какой квартире проживают Изюмовы.

Созданная комиссия, в которую, кроме военных, входили и представители ЖКХ, выехала в деревню Обросимово (находящуюся практически в городской черте) и установила, что Изюмовы прописаны в трехкомнатной квартире в доме с частичными удобствами, которая вполне пригодна для проживания.

Работники военкомата отметили, что в помещении давно не проводился ремонт, однако посчитали, что в этом в первую очередь виноваты сами квартиросъемщики. Кроме того, выяснилось, что у Нины Изюмовой накоплен большой долг по квартплате, а потому некоторое время назад она бросила квартиру в Обросимове и переехала в Сокол, где снимает себе другое жилье.

Оказалось, что до ухода в армию Володя Изюмов достаточно долго жил не с матерью, а с бабушкой. Тяжелое финансовое положение семьи, в которой мать официально нигде не работала, а старшая сестра ждала ребенка, заставило молодого человека 31 января подписать контракт, а в феврале поехать в Чечню. Прослужить Володе удалось ровно месяц.

В результате комиссия решила, что Нина Изюмова в новом жилье не нуждается. Однако через несколько месяцев в местный “Белый дом” вновь пришел запрос о жилищных условиях Изюмовых. На сей раз - от командующего ВДВ Стаськова.

Но и вторая комиссия из представителей военкомата, коммунальщиков и райадминистрации Сокола не дала утвердительного ответа. Гости не застали Нину Изюмову дома, где были только предоставленные сами себе дети. Выяснилось еще и то, что младший ребенок Нины Яковлевны, которому в этом году исполнилось 10 лет, “не посещает школу в связи с отсутствием контроля со стороны матери”.

К “делу Изюмовых”, которое к тому времени стало уже довольно пухлым, были приложены справки о том, что после гибели Володи его семья получила страховку, единовременное пособие от администрации области, а также материальную помощь. Появилась там и информация о том, что “Н.Я. Изюмова якобы злоупотребляла спиртными напитками и вела беспорядочный образ жизни”.

Военкомат повторно признал выдачу новой квартиры нецелесообразным, однако Нина Изюмова стояла на своем. В конце концов в Сокол была отряжена третья комиссия в составе первого вице-губернатора Ивана Позднякова и облвоенкома Валерия Варшавского.

Жилье, которое, по сокольским меркам, казалось вполне пригодным для жизни, вологодские начальники посчитали неблагоустроенным, а потому предписали сокольским властям предоставить Нине Яковлевне квартиру в новом доме, который вот-вот будет сдан.

По закону родственники погибших в локальных конфликтах должны вставать в общую очередь с ветеранами Великой Отечественной (а эта очередь в Соколе - на десяток лет). Однако внеочередной квартире Изюмовым нашлось законное обоснование: Володина сестра родила ребенка, которого прописали в квартиру в Обросимове, где в результате стало не хватать метража.

Итак, с одной стороны, новая квартира “вырвана” у сопротивляющихся властей именем погибшего солдата. С другой, - Родина вернет свой долг матери, потерявшей сына.