Невидимки

№48 (170) от 29 ноября 2000 г.

Александр Эльперин, не получив 3 миллиона рублей из бюджета, потребовал 50 тысяч у нас...

Этот скандал разгорелся после того, как 5 апреля нынешнего года “Премьер” опубликовал мою статью “О некоторых вопросах налогообложения депутата Эльперина”. Речь в ней шла о законе, принятом Законодательным Собранием в декабре 1999 года.

Очень любопытный закон: все его пункты говорят о том, что пенсионеры, ветераны, родные погибших в Чечне милиционеров не должны платить подоходного налога с материальной помощи. А еще один пункт - №12 - освобождал от “подоходника” дивиденды по акциям. Как говорили потом депутаты, в проекте закона, розданном депутатам для ознакомления, этого пункта не было. Он появился после, когда закон принимали окончательно. Откуда он взялся, мои собеседники пояснить не смогли.

Дальше - больше. Выяснилось, что новый закон наносит удар по бюджету Вологды. То есть не весь закон целиком (не такие уж громадные суммы платят семьям погибших милиционеров), а именно “безродный” 12-й пункт. Оказалось, что из-за него за 1999 год город-

ская казна должна будет вернуть владельцам акций 10 миллионов рублей, а в 2000 году в бюджет не поступит уже 17 миллионов.

Городская Дума просила компенсировать ей эти расходы, но сначала этого сделано не было, а потом областной суд по протесту прокурора Александра Корнилаева вообще отменил некоторые положения закона, в том числе и 12-й пункт.

В статье от 5 апреля задавался сакраментальный вопрос - под кого делался закон? Для ответа есть формула античных юристов: “Ищи, кому выгодно”. В данном случае выгодно пенсионерам, ветеранам, семьям погибших милиционеров и владельцам акций. Чем больше акций, тем выгоднее. Какой в Вологде самый крупный завод? Любой школьник скажет, что ПЗ. У кого больше всех акций? Все укажут на Александра Эльперина. По неофициальным данным, городской бюджет должен был ему вернуть 3 миллиона рублей.

Когда на Александра Эльперина указывают, ему это, похоже, не нравится. Вот уже более полугода после прочтения статьи “О некоторых вопросах налогообложения депутата Эльперина” он, по собственному признанию, испытывает “постоянное чувство унижения и потребность объяснить коллективу предприятия лживость и надуманность опубликованной информации”, причем не только по месту работы. В этом же состоянии он “вынужден появляться в органах государственной власти и местного самоуправления”.

С этим же чувством Эльперин отправил в суд своего юриста, где тот заявил, что статья в “Премьере” затрагивает честь, достоинство и деловую репутацию его шефа. У суда Александр Исаакович просил обязать “Премьер” опубликовать опровержение статьи, взыскать с “Премьера” 50 тысяч рублей компенсации в возмещение морального ущерба, ну и, разумеется, признать несоответствующей действительности “информацию о том, что закон об освобождении полученных в 1999 году дивидендов от уплаты подоходного налога был принят ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в интересах... Эльперина”.

16 ноября суд справедливо признал эту информацию лживой. Потому что ничего такого я и не писал. А то, что Александр Исаакович от этого закона получил бы из бюджета 3 миллиона рублей - было дело. Так ведь он это и не оспаривает.

А вообще спасибо депутату Эльперину. Он напомнил нам об этой странной истории, которая создает впечатление, что поправки в областные законы может вносить неизвестно кто. Поэтому мы решили вернуться к данной теме и все-таки найти автора “золотого” 12-го пункта, и для начала отправили официальный запрос на имя председателя Законодательного Собрания Геннадия Хрипеля.

Но чтобы не ждать, пока бумага ходит по коридорам власти, я сам пришел в комитет по бюджету и налогам, который и готовил проект закона. Несмотря на явное нежелание сотрудников показывать протокол заседания, который бы и прояснил, кто из депутатов внес поправку, мне все-таки удалось его увидеть. Но и там нет фамилии депутата, предложившего освободить от налогов дивиденды по акциям! Правда, знающие люди намекнули, что это был влиятельный депутат из Череповца.

А Геннадий Хрипель сказал, что за давностью времени прокомментировать ситуацию не может, но выразил надежду, что комитет по бюджету и налогам разберется, кто вносил поправку.

А пока законодатели разбираются, я хочу еще раз поблагодарить господина Эльперина за то, что привлек наше внимание к деятельности подшипникового завода. Теперь мы будем более пристально следить за ним и за его руководством.

Во-первых, потому, что помним еще одну историю о выгодной сделке ПЗ - загадочной продаже городу за 11,5 миллиона рублей десятка “замороженных” строек. Загадочной, потому что рассмотрение этого вопроса в горсовете тогда закончилось скандалом - дело пахло подделкой (!) решения сессии Совета самоуправления. (Об этой истории “Премьер” писал еще 4 ноября 1998 года, но ни контролирующие, ни правоохранительные органы даже не пошевелились...)

Во-вторых, мы считаем, что крупнейшее предприятие Вологды должно хорошо работать, обеспечивать приличной зарплатой своих работников и в полном объеме платить налоги в городскую казну. Не так ли, Александр Исаакович?