Утром деньги - вечером взрывы

№49 (171) от 5 декабря 2000 г.

Уничтожение военного «Урала» в Грозном стоит 500 долларов, БТРа - 1000.

После некоторого за-тишья в прессе вновь зазвучала чеченская тема. И это неудивительно - боевики с гор перебрались в города. А самой опасной зоной стал Грозный.

Начальников колонн инструктируют, чтобы Грозный, где каждый день совершаются диверсии, объезжали как можно дальше. О том, какая сейчас там обстановка, рассказывает Александр - командир вологодского отряда СОБР, на прошлой неделе вернувшегося с Кавказа.

- Александр, действительно ли в Грозном сейчас обстановка более напряженная, чем была летом?

- За август там погиб один военный. За месяц было совершено всего три подрыва. А за три месяца нашей командировки (с конца августа до конца ноября) в городе погибли 26 человек, более 200 было ранено. Машины подрывались каждый день.

- Это оттого, что боевики спустились с гор?

- В Грозном стало очень много мужчин. Хотя, наверное, машины взрывают не только боевики. Это могут быть обычные люди, которые зарабатывают деньги. Известно, что подрыв военного “Урала” стоит 500 долларов, а БТРа - 1000. Даже если не будет раненых или убитых. За них отдельная плата.

А боевики действительно вернулись в города. Все легализовались. Кстати, большинство чеченской милиции - это бывшие боевики. Маленький факт. Самое боевое чеченское подразделение - ОМОН, дислоцирующийся в Грозном. Во время нашей командировки их меньше чем на месяц переводили в Гудермес. Как только ОМОНовцы туда ушли, в городе стало спокойней. Вернулись обратно - резко участились ночные обстрелы и подрывы машин.

Самое криминальное место в Грозном - центральный рынок (именно там недавно застрелили двух московских омоновцев). Идти туда вдвоем-втроем - самоубийство. Когда нам нужно было что-то купить, собирались по 15-20 человек. Пока один покупает, остальные охраняют.

- А фугасы на дорогах закладывают все тем же “дедовским” способом - закопают, протянут провод и сидят с батарейкой, ждут, когда можно замкнуть провода?

- Этот способ уже устарел. Сейчас подрывают от автомобильной сигнализации. Ночью закладывают фугас, а потом один наблюдает и дает команду другому. Второй сидит с пультом и в нужный момент нажимает на кнопку. Ну а третий снимает взрыв на видеокамеру - чтобы отчитаться за деньги. Причем снимают и сам взрыв, и то, как добивают раненых.

Закладывать фугасы боевики тоже стали грамотней. Их закладывают в столбы вдоль дорог, заделывают в бетонный поребрик. Поскольку опасность взрыва очень велика, нам приходилось ездить на “Урале” по Грозному со скоростью 80 - 90 километров в час. Еще и для безопасности бронировать машину.

- Потерь у нашего СОБРа нет. Но риска-то хватает?

- Однажды выезжали мы в Гудермесский район на спецоперацию. Около местечка Джалка у БТРа прикрытия, который шел впереди, вытекла вода из радиатора. Встали для ремонта. Пока стояли, нас обогнали две зенитные установки федеральных сил. Отъехали они от нас буквально 200 метров, как из кустов по ним выстрелили из гранатомета. Троих солдат тяжело ранило. Мы тут же прочесали участок леса, откуда стреляли, но никого не нашли.

Похожий случай был в Грозном. Мы ехали по дороге и случайно заскочили в комендатуру. Как только тормознули, нас обогнала машина Южного РУБОПа. Заходим в комендатуру и слышим взрыв - Южный РУБОП подорвался. Одного бойца тяжело ранили.

- А случалось, что на своих фугасах подрывались сами “саперы”?

- За день до нашего отъезда домой там произошла такая история. Шел по городу мужчина с сумкой - по-видимому, куда-то нес фугас. Фугас взорвался прямо в сумке. От мужика этого нашли только паспорт.

- Несколько недель назад по центральным СМИ командование федеральных сил обмолвилось, что в Грозном был задержан один из главных полевых командиров Арби Бараев. Правда, потом его якобы пришлось отпустить. Что это за история?

- По Бараеву работала группа ГРУ. Ребята сработали отлично - уничтожили двух охранников Бараева. Однако операцию проводили днем, в этом была их ошибка. Информация быстро просочилась и, откуда ни возьмись, приехал Гантамиров со своей комендантской ротой. Сразу весь район оцепили. Полдня шел бой - группа ГРУ билась с комендантской ротой Гантамирова. С утра до обеда ГРУшники положили 12 гантамировцев, сами при этом не потеряли ни одного человека.

Потом ГРУшный полковник был вынужден пойти на переговоры. Ему в спину дали очередь из автомата, получил очень тяжелое ранение. А Бараева отдали Гантамирову. Тот его тут же отпустил, еще и пистолет именной подарил. А потом сказал, что Бараева там вообще не было.