Охота на Иванова

№49 (171) от 5 декабря 2000 г.

Расследование уголовного дела против гендиректора ОАО “Череповецкий “Азот” Евгения Иванова переросло в громкий скандал.

Эта история началась еще четыре года назад, но скандальный оттенок приобрела лишь в прошлом месяце.

6 сентября 1996 года автомобиль “Ауди” (номер 0540 КА), которым управлял Евгений Иванов, пересекая железнодорожный переезд, столкнулся с дрезиной. На месте ДТП от полученных травм скончались два человека. Произошло это у деревни Зубарево Пошехонского района Ярославской области. Следствие пришло к выводу, что имело место нарушение правил дорожного движения со стороны водителя “Ауди”.

Это - предыстория. Дальнейшее и весьма неожиданное развитие она получила 19 октября 2000 года, когда была выдана санкция на задержание Евгения Иванова. Мотивировка - нежелание гендиректора сотрудничать со следствием.

Совпадение или нет, но пошехонцы с невиданным рвением взялись за расследование “пыльного” уголовного дела именно тогда, когда над “Азотом” и его главой и без того сгустились тучи.

Наводит на размышления тот факт, что череповецкие структуры, по долгу службы обязанные знать, почему расследование рядового дела превратилось в пародию на детектив, хранят молчание. Позволяя тем самым заинтересованным в раздувании скандала господам использовать информационный вакуум в своих интересах.

К примеру, автор этих строк получил по электронной почте два анонимных послания с “полной и правдивой информацией” о деле Иванова. На деле эти сообщения оказались высокопробной “дезой”. Подобное “подметное письмо” получила недавно и газета “Речь”.

Ответственный сотрудник спецслужбы объяснил мне в приватной беседе причину официального молчания: “Это не наша разборка, так что влезать в нее без интереса. Наблюдаем. “Азот” находится в Череповце чисто географически, а экономически давно отсюда “ушел”. Пусть эти “олигархи” хреновы бьются, а мы посмотрим”.

Не будучи приверженцем ни “опального” Иванова, ни его врагов, попытаюсь изложить некоторые факты о ходе расследования пошехонского ДТП. Информация предоставлена различными источниками, не имеющими личной заинтересованности в этом деле.

Следователь Пошехонского РОВД Михаил Смирнов, работавший по еще “свеженькому” делу, прекратил расследование, мотивировав свое решение имеющимися нарушениями УПК. Однако надзорный орган - районная прокуратура - постановление о закрытии уголовного дела отменила. Кстати, Смирнов позже перешел на работу в службу безопасности “Азота”.

До поры следствие шло ни шатко ни валко. Однако нынешней осенью пошехонцы вдруг “показали зубы”. Предписанию о задержании Иванова, датированному 19 октября, предшествовали неоднократные вызовы Евгения Григорьевича к следователю. Но 19 октября гендиректор в Пошехонье не приехал, что и стало основанием для решения о его задержании.

23 октября в Череповец приехали сотрудники Пошехонского РОВД, но разыскать Иванова не сумели. Хотя накануне на “Азоте” произошла авария, и, по имеющимся сведениям, директор, как и положено, находился в эти трудные для предприятия дни на боевом посту.

Не дало результата и обращение пошехонцев к помощи череповецких коллег. 1 ноября начальнику Череповецкого УВД Анатолию Шибаеву вручили следственное поручение, которое в силу каких-то причин исполнено череповчанами не было. Гендиректор химического гиганта - не иголка в стоге сена, и все же...

Многотиражка “Азотчик” сообщает, что 1 ноября Евгений Иванов уехал в Петербург, но из-за перенесенного в дороге сердечного приступа вынужден был по прибытии в Питер лечь в клинику. Факт спорный: по другой информации, в Военно-медицинскую академию Иванов обратился лишь 4 ноября, причем оплатил свое пребывание в ней на срок в 20 суток.

Все это очень напоминает поведение опальных олигархов, скрывающихся от следствия то в больнице, то за границей. “Выжидательная” тактика оказалась результативной - пока Евгений Григорьевич поправлял здоровье, меру пресечения в отношении его изменили. Отмена постановления о задержании датирована 16 ноября.

Что же касается вероятной “политической” подоплеки этого трагифарса, то она - на поверхности. Предприятие вошло в состав недавно созданного газохимического холдинга. В эти дни решается судьба 42-процентного государственного пакета акций “Азота”. Идет большая игра, и истинных владельцев гиганта индустрии гендиректор, могущий хоть как-то повлиять на решение глобальных вопросов, не устраивает.