ШЕРСТЯНОЙ ГОСПОДИН

№50 (172) от 12 декабря 2000 г.

Валенок хороший скатать - все равно что ребенка родить.

«От, мастер, хитер, не все пОказыват», - окали деды в зале, наблюдая за тем, как на сцене работает каталь. Или катавал. Проще говоря - валенкоделатель.

Как выяснилось, валенок скатать - все равно что ребенка родить. Уйма труда и забот! Сначала нужно нащипать полтора кило чистой овечьей шерсти, потом укатать с четырех сторон, срастить, залить в чугуне водой и поставить преть в печку на 5 - 6 часов. Только после этого валенок стирают в бане три часа... Да и приспособления нужны специальные, да все с хитрыми названиями типа “кулак”, “тятива”...

Короче, дело это настолько непростое, что в области остался лишь один цех ручной катки - в селе Васильевском в 26 километрах от Вологды - и три промышленных - в Великом Устюге, Кич. Городке и Череповце.

2 декабря в селе Васильевском на первом областном фестивале каталей собрались в основном частники. 40 человек! “Люди от Бога”, - называл их народ, приехавший из Вологды и окрестных деревень за “шерстяными сапогами”, которые продавались на ярмарке. И хотя вскоре ни одной пары ни осталось, покупатели все подъезжали. А ведь цену (около 300 руб.) не назовешь маленькой!

Впрочем, и сами катали такого сумасшествия не ожидали. С утра они только и делали, что демонстрировали свои приемы в “Мастерской умельца”. И отвечали на десятки, сотни вопросов... Мастера, проработавшие всю жизнь для людей, невероятно стеснялись. Может, где-то про себя они и называли свое ремесло полезным, но чтобы так, как говорили окружающие, - Искусством?..

Именно потому некоторые катали не приехали на праздник. Например, династия Еремеевых из деревни Сверчково, где валенками занимаются мать с отцом и три сына, осталась дома, хотя их уговаривали несколько делегаций. Зав. отделом культуры Любовь Смирнова даже заплакала, доказывая этим скромным людям, что они очень нужны на празднике. А самый старый, 93-летний каталь Павел Козлов из Вологодского района решил поберечь здоровье. “Лучше еще одну пару сделаю”, - ответил он на предложение участвовать в фестивале...

И вот мастера и мастерицы, оглушенные вспышками фото- и телекамер, грохотом музыки, суетой вокруг, вышли на сцену. Им вручали подарки, цветы, но в глазах виновников торжества было удивление: “За что?!”

Только на чаепитии они свыклись с положением именинников и чуть приоткрыли свои души. Супруги-катали, династии, учителя и ученики общались друг с другом на равных...

Илюша

8-летний Илья из Кубенского, который вместе с бабушкой Валентиной Аникиной подшивает валенки (т. е. нашивает на них подошву), - самый юный в своем ремесле. А потому ему было вдвойне тяжелее вынести всеобщее любопытство. Когда мальчику пришлось на глазах у честного народа показать, чему он научился, пацан не выдержал. “Пусть лучше Дед Мороз придет с подарками!” - вдруг заплакал он и кинулся к окну - прятать слезы да высматривать алый халат Дедушки.

За шило Илюша взялся недавно. Первый раз науку показал дедушка, а потом пошло само. Нитка и шило - лучшие друзья на вечер. Впрочем, между валенком и ледяной горкой мальчишка выбирает последнюю...

Федосеич

“С малолетства балуюсь”, - сказал о своем промысле Асинат Шильников, 71-летний житель Кубенского. Делает он, кроме валенок, еще и унты, и чулки (тонкие валенки). Особое время для творчества - вечер, когда дедушка сидит перед телевизором и аккуратно шьет.

И так Асинат Федосеевич переживает за свою работу, что валенки ему даже снятся! Красиво ли получится, понравится ли заказчику... А бывает, вскочит посреди ночи и давай шить-подшивать! Одна беда, говорит, - нет у него внука, нет наследника накопленных умений...

Династия

Алексей и Владимир Паничевы - дядя и племянник из деревни Окулово Кирилловского района. Паничевы - потомственные катали. Семья мастерит валенки аж с XIX века!

Дядя - фельдшер-акушер с 40-летним стажем, принял 120 родов. Вместе с племянником играют на гармони в квартете местного ДК и даже участвуют в международных конкурсах.

“Тебе какую частушку? - озорно спросил меня Алексей Александрович, - хорошую или нехорошую?” - “А давайте... нехорошую!” И Паничевы, хитро улыбаясь, грянули...

Печатать это, конечно, нельзя, поэтому передам общий смысл: если у мужика вдруг замерзнет детородный орган, то выход один - надеть на него валенок!

...А если бы вы видели Николая Меденникова, получившего приз как самый почтенный катавал! Николай Александрович был в Берлине, участвовал в Параде Победы... И в 79 лет, когда его наконец-то вспомнили, Меденников добрался до сцены и сказал то, к чему шел всю жизнь: “Спасибо вам, люди!”

2
0