НЕМОЕ ВРЕМЯ

№52 (174) от 26 декабря 2000 г.

Вологодская звезда ОРТ, разуверившись во власти, бросила телевидение и стала... певицей.

Одни запомнили ее как вышибалу вологодской дискотеки “Дилер”. Другим запал в душу сюжет под кодовым названием “Коза Монета родила”, который в середине 90-х вышел в эфир программы ТВ-7 “Новости Вологды”. Третьим...

Впрочем, это уже и неважно. Главное, что спустя несколько лет все, кто ее помнил, стали фанатами программы “Время” на ОРТ. Все ждали, когда на экране появится знакомая фамилия или мелькнет в кадре ее лицо.

Год назад она пропала совсем. И тогда по Вологде поползли самые невероятные слухи: мол, бросила журналистику и стала... певицей. На днях Елена Погребижская появилась в родном городе и обо всем рассказала сама.

Стажер с непонятной перспективой

“Я очень часто вспоминаю время своего трудоустройства на ОРТ, где числилась стажером, причем стажером с непонятной перспективой... Трудно было жутко: работали без выходных, до двенадцати ночи. А жила я тогда на окраине города, снимала комнату. Приходила за полночь и валилась без сил. Да еще и не ела практически ничего. И в один прекрасный день - то ли от голода, то ли от истощения - грохнулась в обморок прямо на пресс-конференции Сергея Ястржембского.

Шухер поднялся страшный! Ястржембский лично звонил на ОРТ: “Что с вашими корреспондентами происходит? Что вы там с ними делаете?..” Мне тут же дали новую должность и зарплату повысили в полтора раза”.

«Личный врач

Ельцина»

“Обычный день 97-го года. Восемь часов вечера. Внезапно выясняется, что Ельцин тяжело болен и есть возможность получить интервью у медиков. Это должно было стать ПЕРВЫМ интервью, которое согласились дать врачи Ельцина!

Тут-то и выяснилось, что, кроме двух глупых стажеров, под рукой нет вообще НИКОГО. К счастью, вторая девочка была одета не в ту одежду, в которой можно работать “тему Ельцина”, и... рискнули отправить меня. За 20 минут (!) при учете московских расстояний, когда на сюжет съемочная группа выезжает часа за полтора, мы сделали все и выдали в эфир. В других СМИ тема жахнула только на следующий день, и понеслось: Ельцину будут делать операцию, что будет со страной?..

Перед начальством ребром встал вопрос: “Кто будет этим заниматься?” “А кто вчера ездил? Стажер?.. Ну вот и пусть едет, раз получилось!” И я поехала. Через две недели все опомнились: каждый день сюжет номер 1 программы “Время” делает... стажер, и поднялся бунт. Первыми взбунтовались дамы: “Мы здесь уже 200 лет работаем, а нас в эфире нет!” Но в ответ они услышали не то, что хотели: “Дайте человеку спокойно работать!” В итоге я год наравне с медиками следила за состоянием здоровья Президента”.

Контора под названием «ОРТ»

“Контора” - именно так я всегда называю ОРТ, но при этом очень хорошо к нему отношусь. Контора свозила меня в такие места, куда раньше не ступала нога ни одного российского журналиста. Благодаря ей я увидела то, что вообще не так-то просто увидеть.

Вообще ОРТ само по себе это нонсенс. С одной стороны, это очень доброжелательные люди, которые работают как негры на плантации. С другой стороны, ОРТ - это такой монстр, у которого нет логики, которое зависит от “пальцев” каждого нового руководителя государства и своего нового руководителя. Да, там любят людей, и в то же время чертовски плохо относятся к своим работникам. Например, могут послать в Чечню одного и того же семейного оператора три раза подряд. Просто так, возьмут и отправят. Несмотря на это, ОРТ - любимый кусок моей жизни.

Но на ОРТ никогда так не бывает: сделал сюжет, сдал, и он тут же вышел в эфир. Пишешь текст, относишь одному редактору. Он посмотрел, что-то подправил - понес другому. Второй еще что-то сократил, передал третьему... За двадцать минут до выхода программы “Время” тебе отдают искромсанный материал, и ты садишься придавать ему окончательный вид.

...Последней каплей стала Ингушетия. Меня отправили туда во второй раз освещать парламентские выборы и рассказывать о том, как дружно республика проголосовала за “Единство”. А они взяли и проголосовали за “Отечество”. И сюжет не прошел. За ним не прошел другой, третий... чего раньше НИКОГДА не случалось. И до меня дошло, что время уже не то, и то, что ты хочешь сказать, уже не скажешь. Раньше не хотела, а теперь не могу”.

Певица по имени «Никто»

“В определенный момент я поняла, что дальше работать ТАК не могу. Вы видели мои сюжеты про Ингушетию. То, что в них снято, - это абсолютно не в жилу нашему государству, привыкшему видеть только одну сторону медали. Так и получилось, что кризис в журналистике совпал с моим желанием... петь.

Чтобы быть журналистом, надо верить в то, что ты делаешь. Либо вообще ни во что не верить. Я не могу брать под козырек только потому, что “такова официальная точка зрения канала”.

Такие правила игры существуют не только на ОРТ, технология везде примерно одинаковая. Политика канала? Я вообще никакую политику не приемлю! И теперь я не верю никому во власти. И не могу говорить про нее неправду.

Я захотела петь, взяла себе сценический псевдоним “Немо” и уже записала четыре композиции. Почему “Немо”? Во-первых, нравится это слово. Во-вторых, мне интересно играть в Человека-Загадку, а “Немо” переводится как “Никто”. В-третьих, это славный позитивный образ. Кстати, название и по-русски, и по-английски читается совершенно одинаково. У меня амбициозные планы существовать не только на российском рынке, а существовать вообще. Я хочу быть товаром, который хорошо продается везде”.