ШИФРИНИЯ, или Смешливые часов не наблюдают...

№52 (174) от 26 декабря 2000 г.

Я никогда не любила артиста Ефима Шифрина. Во-первых, он далек от моего идеала мужчины. А во-вторых, среди всех юмористов я признаю только писателей-сатириков - Задорнова, Альтова и Жванецкого. Они не кривляются и даже молчать на сцене умудряются так выразительно, что хочется смеяться. Однако Случай способен пошатнуть самые стойкие убеждения.

18 декабря за несколько часов до своей программы “Шифринизмы” Ефим был в гостях у радио “Премьер”, и после часового эфира я была вынуждена признать, что он - подлинный Артист, обаятельный Мужчина и просто хороший Человек. Мои последние сомнения развеяла одна вологжанка, дозвонившаяся в эфир, чтобы рассказать такую историю.

Оказывается, московская подруга Тамары Александровны - соседка Ефима Шифрина по дому на Котельнической набережной. У знаменитой “высотки” очень тяжелая входная дверь. И Шифрин, несмотря на все свои звездные регалии, всегда пропускает вперед ребенка, помогает соседкам дотащить до лифта тяжелую коляску или сумку. Одним словом, от галантного и обходительного Ефима в доме на Котельнической, где расположен офис артиста, все в восторге.

- Ефим, такое трогательное отношение к детям и женщинам - это гены, воспитание или жизненный опыт?

- На моем месте любой другой мужчина поступил бы так же. В генетическом коде вряд ли заложены какие-то привычки, которые даются человеку воспитанием. А еще это следствие отношения к людям. Я сам никогда не жду от людей зла и вправе поступать так, как диктует моя совесть.

- Вы играете в театре, выступаете на эстраде, записываете сольные диски, ведете телепрограммы... В какой из этих ипостасей вам сложнее всего?

- Практически все, что вы перечислили, объединяет одно слово - подмостки. Подмостки - моя профессия, а все остальное - это лишь нюансы языка - театрального, эстрадного... Мне нравится сама возможность создавать “вторую реальность”.

- Ваша концертная программа длится почти три часа, неужели вам легко так долго “держать” зал?

- Да, и при этом никто - ни я, ни зритель - не страдают. Наверное, потому, что счастливые часов не наблюдают. К тому же я не Гомера читаю, а людей веселю, так что время на концертах летит незаметно.

- Ефим, как сегодня поживает ваша верная эстрадная спутница - Люся?

- 23 года назад писатель Виктор Коклюшкин принес мне первую серию монологов, которые рассказывали о телефонных звонках моей виртуальной жене Люсе. А потом зрители, как это водится, потребовали продолжения. И вот на протяжении двух десятилетий я, меняя свой социальный статус, привычки и прочее, звонил этой самой Люсе... Сколько всего было этих монологов, я уже и не помню. А сейчас я остановился.

- Вы бросили Люсю?!

- Нет, я просто ее оставил. Но не думаю, что она огорчена своим внезапным одиночеством, потому что время от времени Люся появляется в моем репертуаре. Думаю, что и зрители простят мне эту разлуку - появляются новые образы, новые темы, а Люся... Люся - это как главная жена в гареме.

- Кстати, о женщинах. Вы как-то сказали, что все ваши поклонницы - несчастливые женщины. Но почему?

- Женщины, отчаявшиеся на кумирство или фанатство, как правило, это женщины, чем-то обделенные. Мои поклонницы стали добрыми друзьями и порой даже помогают мне в творчестве. Все они живут в разных городах, одним я пишу письма, с другими общаюсь по телефону... Но, не буду лукавить, личная судьба этих женщин сложилась не очень удачно. Я же счастлив тем, что хоть как-то помогаю им скоротать одиночество.

- Ефим, вы не женаты, но в том, как вы одеваетесь, чувствуется рука женщины...

- Да, все мои костюмы давно уже разрабатывает и создает один человек - Татьяна Акимова. Она художник, сценограф, создатель многих коллекций одежды, не только моей. Именно ей я обязан своим гардеробом.

- В последнее время вы щеголяете в льняных костюмах. Это дань моде или выбор экологически чистой одежды?

- То, что вы видели на экране, это издержки одного лета. В путешествие с “Аншлагом” по Волге я отправился, действительно прихватив с собой несколько льняных вещей. Но только для того, чтобы сняться в этом длинном и веселом путешествии.

- Ефим, а вам не тесно в рамках “Аншлага”?

- Я снимаюсь не только там, поэтому часто ухожу, что называется, “в сторону”. Знаете, одного путешественника как-то спросили: “А где вам больше нравится - за границей или в России?” Он ответил: “В дороге!” Вот так и мне нравится сам момент перехода от одного вида деятельности к другому - театр, эстрада, телевидение...

- Вы знаете, когда я смотрю “Аншлаг”, складывается стойкое ощущение, что меня надувают: ваша дружная экранная семья кажется мифом, и не более того.

- Любое экранное семейство - это миф. Но мы никогда и не скрывали, что наше общение - это режиссура, постановка и отработанный сценарий вместе взятые. Я понимаю и принимаю все ваши претензии к “Аншлагу”, тем более что вкупе с моими собственными претензиями они выросли в некую досаду на то, что я там делаю. И сейчас, честно говоря, я взял тайм-аут и даже не стал сниматься в новогоднем проекте “Аншлага”.

- Выходит, что после Хазанова вы первый, кто отважился на такой шаг?

- “Аншлаг” покидали и возвращались в него разные исполнители. Некоторые, как Хазанов, ушли навсегда, другие, например, Задорнов, уже вернулись. Сейчас вот Ян Арлазоров ушел, громко хлопнув дверью. Да и у меня уже были “аншлаговские” перерывы. Но... я не вижу в этом ничего странного.

- Что же объединяло вашу веселую команду на протяжении 13 лет: обаяние Регины Дубовицкой или возможность лишний раз мелькнуть на экране?

- В таких банальных поводах я давно уже не нуждаюсь. Слава Богу, при нынешнем изобилии телеканалов возможностей “мелькнуть”, как вы говорите, предостаточно. А объединяла нас принадлежность к одному жанру. Посмотрите, ни на одном из каналов ТВ нет передачи подобной “Аншлагу”, которая полностью была бы отдана на откуп сатирикам. “Городок”? Да, прекрасный проект, но дуэтный. КВН, ОСП-студия - это очень весело и интересно, но в них тоже нет места сатирикам!

- А вообще бывают коллеги-друзья?

- Мое окружение состоит не из актеров. С коллегами по цеху я встречаюсь либо за кулисами, либо на съемочной площадке. Давайте назовем их просто товарищами и ограничимся этим.

А друзьями не становятся, друзьями рождаются. Я почти верю в мистическое предопределение тех, кто стал моими друзьями. Это люди, которые связаны с тобой общностью судьбы, какими-то испытаниями... А с коллегами этого практически не случается! Даже если наша совместная деятельность лишена какого-то элемента состязательности, все равно - мы на беговой дорожке, и кто вырвется вперед, имеет не последнее значение.

3
0