покорители мира

№1 (175) от 2 января 2001 г.

Благодаря Юрию Шубину и его друзьям Вологда обладает 24-мя горными вершинами.

Обычно Юрий Шубин открывает и за-крывает лыжный сезон 100-километровыми пробегами. Каждый год ходит в горы и, как говорит, “делает” вершины. А еще плавает, занимается триатлоном, играет на гармони и гитаре... Шубин - начальник конструкторского бюро подшипникового завода. Ему 63 года.

По словам Юрия Александровича, все просто. Захотел, понимаете, на Эльбрус или в Альпы - съездил, залез и слез. И нечего тут геройствовать... А я, выслушав скромного мастера спорта СССР по альпинизму и горному туризму, так и не поверила этой будничности. Ведь у него около 70 покоренных вершин, а значит, приключений!

И тогда уставший от расспросов о том, какая сила тянет его в горы, Шубин “раскололся”: “Да, в горы меня тянет стихия. Но и это не главное. Наука уже установила, что человеческая жизнь зародилась на высоте тысяча пятьсот метров, вот я и чувствую себя ТАМ как на родине. Как дома... Вы поняли? Он же Горец!

Юрка-Адреналин

Юрик был убийственно самостоятелен. Пока папа служил в Советской Армии в чине полковника, мальчик крутил сальто на турнике. В 3-м классе он устраивал показательные выступления перед хилыми солдатами.

После 8-го класса Юра сел на поезд и в одиночку рванул в Германию, во Франкфурт-на-Одере, куда перевели отца. А что было по окончании Харьковского горного института! В этот вуз на специальность “горное машиностроение” Юра поступал два года, потому что колебался между другой романтичной профессией - “геолог разведки”.

Когда студент Шубин отучился последний день, он залез на крышу вагона какого-то поезда и поехал по побережью Черного моря. У него были деньги на билет, но так же интересней путешествовать - с погонями проводников и милиционеров...

«Горномания»

В институте Юрка тут же записался на секцию легкой атлетики. Ноги обрастали мышцами, тело - техникой правильного бега, но риска ему не хватало! И он пошел в альпинисты.

В конце 50-х годов альпинизм - лидер среди увлечений советской молодежи. Романтика и неизведанные просторы манят народ ввысь (в горы), вглубь (под землю и воду), а также в даль и ширь коммунизма.

Чтобы быть своим среди своих, нужно было съесть пуд соли. Сначала шел теоркурс с такими вопросами, как “объективная и субъективная опасность”, объясняющий советскому человеку, что камнепад, землетрясение, пурга и прочие погодные неурядицы от него не зависят. А эгоисты, которые отрываются от группы вперед или же, обессилев, поворачивают назад, достойны неприкрытого осуждения. О тесте на физпригодность можно сложить песню. Несколько кроссов - зимних и летних, эстафеты, подтягивание и подвисание на фалангах пальцев, “пистолеты” - приседания, зачеты со штангой и гранатой, упражнения с веревкой...

А между тем желающих было хоть отбавляй - конкурс на одну путевку в альпинистский лагерь был десять человек на место!

Альпинисты, особенно профессиональные, гибли тогда целыми командами. Со стихией, ясное дело, долго не повоюешь. Но народ и это не останавливало. “Мы искали трудностей”, - говорит Шубин.

Трудностей искали не только мужчины. В Союзе была женская команда - 7 де

вушек, которые на морозе крутили сальто в воздухе. “Обычная разминка, - комментирует Юрий Саныч. - Жаль, что потом все замерзли в горах, такие женщины были!..”

Юрий Александрович всегда сдавал нормативы одним из первых, а еще мечтал сдать на разряд. Он подчинял этому все - и карьеру, и личную жизнь. Когда он, дипломированный инженер-конструктор, пришел на первое место работы, на Карагандинский машинный завод, то сразу же организовал секцию альпинизма. А так как горы были за 120 км от города, то ездили на поездах, спрыгивая на ходу в нужном месте... Да и в прыжке, как говорит Шубин, они отрабатывали горные штучки - технику переворачивания!

Свидетель века

Вскоре Юрий Шубин стал полноправным членом команды Казахстанского клуба альпинистов (это была одна из двух организаций в Советском Союзе, находившихся на полном гособеспечении). И началось! Международные и всесоюзные соревнования, новые знакомые...

Когда Шубин рассказывает, кого видел, с кем он встречался и был на короткой ноге, то получается, что он - элита альпинизма, “снежный барс”, которого волею судьбы занесло в вологодские болота.

В списке и первые покорители Эвереста, и основоположники горного туризма и альпинизма, такие, как граф Пагануцци, и первые лица государства. О Шубине писали газеты, о его команде снимали документальные фильмы.

В 1963 году Шубин стал еще и киноактером. Он случайно оказался на турбазе “Горельник” и снялся в массовке художественного фильма “Штрафной удар”. Правда, съемки Юрий Саныч описывает как редкое по занудству действо: “Первый дубль, вернулись обратно, второй дубль... Как стадо.”

А вечером киношники устроили встречу с Пуговкиным, Высоцким и другими молодыми тогда актерами “Мосфильма”. “Для Высоцкого этот фильм был второй, и тогда его никто не знал, - вспоминает Шубин. - И если актер, который играл главную роль, не понравился нам сразу, он был хвастливым и заносчивым, то Высоцкий выделялся скромностью и сдержанностью. Я к нему как-то на завтраке подсел и стал спрашивать о роли, которую он играл в “Штрафном ударе”. А он ответил, что, мол, “опять паникера изображаю”. “Везде меня бьют”, - говорит. Очень стеснительный!”

На турбазе была москвичка, и она аж задрожала, когда узнала, что здесь Высоцкий. “Он так поет, - уверяла она всех. - У него - удивительные песни!” Гитару наши у инструктора и пошли всей компанией к Владимиру. Но он сказал, что свои песни петь не будет, потому что не вызывают они пока высоких чувств. Спел что-то чужое...

Прыжок Горца

Каждый год Юрий Шубин работал над своей мечтой. За его спиной были австрийские Альпы, Хибины, Памир, Кавказ, Приэльбрусье, Алтай, Фанские горы... В конце 60-х занялся пиком Ленина.

“Это - 7134 метров, - объяснял мне Шубин и, понимая, что мне эти цифры ничего не говорят, продолжал. - С каждой тысячей температура ниже на пять градусов, дышать становится сложно, и у некоторых развивается горная болезнь с рвотой, потерей сознания. В общем, умереть можно быстро”.

На пике к Шубину привязали палатку, так как того, кто ее нес, зашатало. Однако потом произошла какая-то путаница в связке, и Шубин почувствовал, что его резко потянуло вниз... Решил, что лучше прыгнуть самому, чем сорваться. Летел 40 метров и упал на камень лицом вниз...

“Сотрясение мозга, глаз висел, - вспоминает. - Перепонка в ухе лопнула. Но руководству не рассказали об этом случае, потому что могли многих наказать”.

Врачи запретили альпинисту даже приближаться к горам, и он с горя уехал в Вологду, где строили ПЗ. Он стал вести нормальный образ жизни - с работы приходить домой, к семье (между походами Юра успел жениться на альпинистке) и смотреть ТВ на диване. А ночью ему снилось небо - огромное и синее, и ледниковые озера, в которых он всегда купался. А тут еще позвонили из казахстанской команды и сказали, что можно сдать на разряд.

Врачи тем временем предложили ему оформить инвалидность. “Это меня возмутило, - говорит он. - Из-за них вся жизнь - насмарку? Я четко сказал: если не дадут справку о пригодности, у меня будет психическая травм

а!”

Шубин врача убедил. Тот, подписывая документ неверной рукой, говорил полушепотом: “Если что-нибудь случится, я снимаю с себя ответственность”.

4 дня на Эльбрусе

В 81-м году Юрий Шубин стал мастером спорта по альпинизму. А в 85-м лишился этого звания. Потому что выжил в пурге, скитаясь четыре дня по снегу...

В экспедицию на высочайшую вершину Европы он шел вместе с вологодской командой альпинистов. На многих вершинах мира он оставил записку о том, что вологжане преодолели все трудности и покорили сложный маршрут. Кстати, по традиции, группа, покорившая вершину, не только оставляет там свои имена, но и сносит вниз “отметки” своих предшественников. И до тех пор, пока кто-то другой не покорит вершину, она считается во владении сегодняшних героев. Можно сказать, что Вологда сейчас “обладает” как минимум 24-мя вершинами мира.

...А тогда из-за тумана и урагана Юрий Шубин вместе с вологжанкой Тамарой Щукиной не смогли спуститься к своим палаткам, продуктам и теплым вещам, оставленным на перевале.

“Ночь мы провели в трещине, стараясь не замерзнуть. Я был снаружи. Мы делали упражнения, но она все равно перестала чувствовать ноги”, - говорит Шубин. Утром они съехали на задницах по снежному склону (так им показалось быстрее) и оказались в другой расщелине. Внутри все дрожало, и Шубин отключился. Когда он пришел в себя, Тамары не было. Их разнесло по склону, и они так и не смогли найти друг друга.

Три дня он блуждал. Сознание выключалось, помогала интуиция. У него были галлюцинации - видел лыжников, светящиеся камни и палатки. Сутки он вылезал из щели между скалами к просвету наверху, упираясь лишь плечами, ногами и ледорубом, воду пил с камня, пока не набрел на хижины пастухов. Там его и нашли. А Тамара, потеряв ботинок, прошла на босу ногу 70 километров! Ее прогулка длилась 14 дней, а температура была около -300С!

Позже выяснилось, что обоих преследовали шакалы, которые дожидались “пищи”. Когда центральные газеты написали об этом случае, опытные альпинисты не верили, что такое возможно. А руководство отреагировало по-своему. Обоим вынесли по выговору, а с Шубина сняли звание - то, к чему он стремился 27 лет альпинистского стажа. Тамара Щукина до сих пор отказывается разговаривать с журналистами. Настолько велика обида...

А Шубин спокойно воспринимает поворот судьбы. Он, который воспитал два поколения вологодских альпинистов, мечтает сейчас совсем не о карьере. Он по-прежнему каждый год уходит в горы, чтобы прославить Вологду на весь мир.

Шубину все равно, что у него обычная пенсия, что он, страдая от многочисленных травм, поднимается на 9-й этаж пешком, так как лифт не работает. Ведь осень 2000-го у Шубина прошла не зря: пять вершин он и еще пятеро альпинистов записали в актив Вологды и установили на Эльбрусе монумент.

Когда Юрий Саныч достает ледоруб (а он всегда рядом), обе дочки, шестилетний внучок Никита и жена вздрагивают. И не зря! Сейчас 63-летний Шубин думает, как бы летом рвануть на Аляску, на вершину Мак-Кинли. Ведь там такие горы!..