НЕ ПРОСТО МАРИЯ,

№4 (178) от 23 января 2001 г.

а Мария Арбатова, которой завидуют многие женщины и боятся многие мужчины.

В школе она отказа-лась вступать в комсомол по принципиальным соображениям. В юности стала активной хиппи, чей образ жизни заменил ей коммунистическую идеологию. Затем она увлеклась философией и психологией и стала писать книги - о себе и о женщинах.

Она - автор 14 пьес, поставленных в России и за рубежом. Она - мама двух взрослых сыновей-близнецов. Она - практикующий психоаналитик и пятая жена политического эксперта Олега Витте. Она сама стала экспертом и принимала участие в написании президентских программ Бориса Ельцина и Эллы Памфиловой.

Пять лет она была соведущей в программе “Я сама”, а затем создала общественную организацию “Клуб женщин, вмешивающихся в политику”. Именно политика сегодня больше всего и занимает драматурга, писателя, журналиста и феминистку Марию Арбатову.

- Мария, судя по названию вашего клуба, российские женщины пока способны только вмешиваться, но не делать политику?

- Все феминистские организации любят прикольные названия. Например, самый крупный французский клуб носит название “Цепные суки”.

- Что же вас не устраивает в деятельности нынешних женщин-политиков - Ирины Хакамады, Елены Мезулиной...

- Меня не устраивает количество женщин, которые присутствуют по властных структурах. В парламенте - всего 7% женщин, 1 (!) - в Совете Федерации и нет ни одной женщины-губернатора. Вот против этого я и борюсь, а не против Хакамады. Последние президентские выборы, на которых я работала психологом в команде Памфиловой, показали, что наше общество не готово, чтобы им руководила женщина. Я лично убедилась в том, как по-хамски относились к Памфиловой во время выборов, да и не только к ней...

Наше общество еще далеко от того, чтобы во главе его встала женщина. Мы, женщины, политики и избиратели, еще сами к этому не готовы. 40% потенциальных избирателей в России - это женщины. Но большинство из них еще не видит связи между галочкой, поставленной в бюллетене, и возможностью перемен в их жизни. Это связано с тем, что женщины, как правило, голосуют либо “как сказал муж”, либо “за красивенького”.

Кстати, все женщины, которые были в современной политике, боялись слова “феминизм”. Единственной, кто стал произносить это слово вслух, была Галина Старовойтова, и то лишь за полгода до своей гибели. Все остальные считают это движение непопулярным, несмотря на то, что сами живут по принципам феминизма.

- Другими словами, конечная цель “Клуба женщин, вмешивающихся в политику” - это победа на выборах во все уровни власти?

- “Есть у революции начало, нет у революции конца...” Конечную цель назвать трудно. Работая в штабе Ельцина, я, увидев, насколько наши женщины политизированы, решила: вот создам организацию, вырастем в партию и все сметем на своем пути, но... я ошиблась. И моя ошибка была связана с тем, что после 96-го года закончился период политической активности, связанный со страхом перед коммунистами, и всем вдруг все стало “по фигу”. К следующим выборам народ уже утратил свою гражданскую активность. Сейчас же начинается новая, более цивилизованная волна, связанная не со страхом, а с осознанием патриотизма.

- Любая партия существует на чьи-то деньги. У вашего клуба тоже есть добрый дядя-спонсор?

- Да, каждая партия находится при “кубышке” олигарха, а наше движение живет практически без денег. Но в нашей стране это единственная возможность быть действительно свободным и честным. Возьмите, к примеру, Явлинского... Он плохо показал себя на выборах и моментально закончился как “проект Гусинского”. Правда, Явлинский тут же нашел себе другого хозяина - Лужкова. Но у мэра сейчас с деньгами тоже плохо, в Москве - дефолт.

Явлинский быстро это сообразил и потихоньку начал ложиться под Чубайса, потому что у того деньги есть. Если бы у меня были деньги и я была бы олигархом, то у меня действительно была бы своя партия. Но наша организация ни под кого не ложится. Кроме своих мужей.

- Не из-за этого ли ваше участие в выборах пока оказывалось лишь неудачей. Вы сами не прошли в 99-м году в Госдуму, рейтинг Эллы Памфиловой после президентской гонки тоже высоким не назовешь...

- В этой гонке должна была участвовать Галина Старовойтова, но ее просто убили. Памфилова избиралась для того чтобы проложить тропу другим женщинам, а не для того чтобы победить. Конечно, во второй раз она уже не пойдет на выборы: это очень трудно психологически. К тому же, чтобы там ни говорили, а Памфилова очень сильно угрожала как электорату Явлинского, так и Титова, и даже Путина.

Сама я буду участвовать в следующей президентской кампании. Но только как политтехнолог, а не кандидат. Кроме того, я надеюсь провести в Мосгордуму некоторое количество женщин своего клуба, но для меня самой это бессмысленное занятие. Я плохо разбираюсь в городском хозяйстве - при мне люди могут оказаться без воды и света.

- При упоминании фамилии “Арбатова” мужики восклицают: “А, это которая феминистка?” Как вы думаете, чего они так боятся?

- Феминизм - это лишь набор правовых убеждений, когда женщина не считает, что работа мужа важнее, чем ее собственная, что по дому она должна делать больше, чем муж. Она не считает, что в постели мужу должно быть хорошо, а ей так, “как-нибудь”...

Я создала первую в истории России откровенно феминистскую программу. Когда во время выборов в Госдуму я приходила в аудиторию, то первый вопрос, который мне задавали, звучал так: “А вы не лесбиянка? А вы всех мужчин ненавидите?” Дошло даже до того, что какой-то избиратель сказал: “Все Арбатова говорит правильно, у нее только один недостаток - она никогда не была замужем!” И мне пришлось в срочном порядке готовить листовку, в которой рассказывалось о моей семье - муже и сыновьях.

- А ходили слухи, что вы чуть ли не десять раз были замужем...

- Ну чушь какая! Я замужем только второй раз. Это у мужа, Олега Витте, я пятая жена. Отец моих мальчиков-близнецов - Петра и Павла - известный оперный певец Александр Мирошник, они носят его фамилию.

- Вы как-то говорили, что любите только социально успешных мужчин, это так?

- Да, мой тип мужчины - это мужчина успешный. Но при этом я не люблю жить за счет мужика. Кстати, мы с мужем зарабатываем примерно одинаково. Если я чувствую, что заработала меньше, то напрягаюсь и подтягиваюсь до его уровня. Я не отношусь к женщинам типа “приживалки”. Знаете, это как в пословице: “Если ты устраиваешься на работу за деньги, то работаешь 8 часов, а если ты выходишь замуж за деньги, то работаешь все 24”.