ОБДИРАЛОВКА

№10 (184) от 6 марта 2001 г.

В Вологодской молочной академии существовала целая система поборов с абитуриентов и студентов.

Кнеутешительному выводу о том, что в академии - полный финансовый бардак, пришли специалисты Контрольно-счетной палаты (КСП), которые проверили ВГМХА на предмет целевого и эффективного использования средств, выделенных из областного бюджета в 2000 году.

За последних несколько месяцев это уже третья ревизия, которой подвергся элитный вуз. Результаты двух предыдущих проверок тоже неутешительны. Контрольно-ревизионное управление, проверявшее академию в ноябре прошлого года, первым выявило нарушения финансовой дисциплины.

Спустя месяц в вузе побывали представители областной прокуратуры. В итоге прокурор вынес протест о незаконности взимания платы за проведение вступительных испытаний в форме тестирования, за досдачу и пересдачу экзаменов и даже за отработку пропущенных занятий. Однако оказалось, что это лишь маленькая часть огромного айсберга, в просторечии именуемого поборами.

Проходной «неуд»

Если театр начинается с вешалки, то вуз - со вступительных экзаменов. В Молочной академии вместо них существует тестирование, по результатам которого абитуриент обязан набрать определенное количество баллов. Однако по документам, которые проверили инспектора КСП, обнаружился удивительный факт: сельские ребята - хорошисты и отличники - остались за бортом академии, а городские двоечники стали студентами престижных факультетов.

Делается это примерно так. Чтобы принять участие в конкурсе для поступления на самый “раскрученный” факультет института - экономический, - необходимо набрать как минимум 42,5 балла. Максимальный балл по математике - 50, по географии - 20, по русскому языку - 15. В итоге участвовать в конкурсе может только тот абитуриент, который набрал не меньше половины установленной нормы по КАЖДОМУ из предметов.

Между тем проверяющие отыскали нескольких мальчиков и девочек, фактически заваливших на тестировании географию. Но вопреки существующим правилам все они стали студентами-первокурсниками.

В другом случае и вовсе произошел нонсенс. Некий юноша Ф. по результатам вступительных испытаний по ПРОФИЛИРУЮЩЕМУ предмету - математике - получил 0 (!) баллов и оказался зачисленным, так же, как и его нынешний сокурсник Д., сдавший ту же самую математику на 20 баллов. По итогам зимней сессии один из этих студентов числится в неуспевающих. Как ни бились с ним преподаватели, орешек знаний все-таки оказался парню не по зубам.

А вот судьба девочки из Нюксенского района преподавателей академии, похоже, не волнует. И зря, между прочим, поскольку лишились они хорошей студентки. У нюксянки К. было 26 баллов по математике и 27 - по русскому языку, однако в институт ее не приняли. Другая абитуриентка - Р. - достигла просто великолепного результата - 72,7 балла, однако тоже не поступила. И, как считают в академии, вполне законно: девочка забрала документы еще до того, как были оглашены окончательные результаты приема.

Только вот почему-то никто из дядей академиков не хочет признаться, что к этому шагу они подтолкнули абитуриентку сами, намекнув, что “с такими низкими баллами она вряд ли может на что-то рассчитывать”. Как вы думаете, что в такой ситуации остается делать подростку, привыкшему во всем доверять взрослым? Конечно, собирать вещи и отправляться восвояси. Создается впечатление, что некоторые преподаватели были весьма заинтересованы в зачислении отдельных двоечников.

Хитрые документы

Впрочем, в академии есть свои чудесные способы превращения двоечников в отличники. Только не подумайте, что достигается это путем дополнительных занятий или лекций. Все гораздо проще и быстрее. Достаточно лишь... исправить баллы, полученные при тестировании.

Такой оригинальный подход к образованию в ВГМХА тоже обнаружили ревизоры Контрольно-счетной палаты. “В одном из тестов по географии оценка “0” была исправлена на “2”, в результате абитуриент получил заветные 10 баллов и право на поступление, - рассказывает один из ревизоров. - Спрашиваю у проректора вуза: “Почему количество баллов поменялось, может быть, студент без вашего ведома выкрал документы да сам себе и пририсовал то, что вздумалось?” “Нет, - отвечают, - здесь все правильно, просто он на апелляцию подавал, вот количество баллов и изменилось.”

Интересуюсь дальше: “А где же заявление на апелляцию?” Последовавший ответ лишил меня дара речи: “А мы их не сохранили!” Как можно выбросить документ, который должен храниться в личном деле студента?!”

Рублевая наука

Гордое звание студента Молочной академии может носить только состоятельный человек. И дело даже не в том, что ежемесячный проезд от Вологды до Молочного стоит 150 рублей, а часть денег, выделенных из областного бюджета на удешевление проезда, ректорат вуза направил на борьбу с мышами и прочей гадостью.

А чтобы мало не показалось, студентов обложили данью, словно рабов на плантациях. Приходят юноши и девушки 1 сентября на занятия, а им говорят: “С вас 250 рублей, и милости просим в аудиторию грызть гранит науки...” Сбор средств преподаватели объясняют просто: “Федеральный бюджет задолжал нам огромную сумму и отдавать, похоже, не собирается. Так что вы, ребята, будьте любезны, помогите родному вузу”.

Подобные “удержания” в академии были даже узаконены отдельным распоряжением ректора, согласно которому студенты-очники выкладывали из своего кармана по 250 рубликов, заочники - по 150, а учащиеся колледжа - по 125 рублей. Сумма в итоге набежала приличная - 234 тысячи рублей.

Но в январе, после прокурорской проверки, руководитель вуза Владимир Острецов подписал приказ, отменяющий все платные услуги за исключением тестирования. И теперь академии предстоит вернуть “награбленное” несчастным студентам.

Впрочем, академии известны и другие способы зарабатывания денег. Студенты рассказывают, как во время сессий отдельные преподаватели заваливают на экзаменах целые группы. Порой доходит до абсурда: из нескольких десятков студентов с первого раза заполучить в зачетку росчерк пера профессора или доцента удается лишь двум-трем студентам.

Об особо ретивых преподавателях студенты рассказывают настоящие легенды. Одна из них посвящена учительнице истории, которая, заходя в аудиторию, вместо “здравствуйте!” выдавала приблизительно такую фразу: “Ну что, голубчики, готовьтесь не готовьтесь, а с первого раза вы у меня никто не сдадите. Ходить на пересдачу будете раза по три как минимум!” Думается, уже не стоит уточнять, что каждая пересдача требовала новой оплаты.

Существует, говорят, даже особый документ, в котором оговорены все расценки. Если экзамен принимает профессор, доктор наук - платишь 52 рубля, если доцент, кандидат наук - 40 с копейками, старший преподаватель - еще меньше, всего 21 рубль.

“Смотрю, девочки стоят возле приемной комиссии, - вновь рассказывает инспектор КСП. - Подхожу, спрашиваю: “Девочки, а вы за тест уже заплатили?” “Нет, - отвечают, - а что, деньги вам нужно отдавать?” Вы представляете, какой бардак?! Студенты настолько уже привыкли к поборам, что запросто отдадут деньги любому незнакомому человеку!”

Кто скиснет?

Контрольно-счетная палата Вологодской области на этой неделе подготовит полный отчет по результатам ревизии для депутатов Законодательного Собрания и губернатора Вячеслава Позгалева. Какое решение примут наши власти, пока загадывать не стоит. Однако уже сегодня председатель КСП Борис Снегирев говорит о том, что в ВГМХА имени Верещагина необходимо провести комплексную проверку с участием всех областных контролирующих и правоохранительных органов - работы там непочатый край.

4
0