ПИРАТЫ НА ДОРОГЕ

№13 (187) от 27 марта 2001 г.

Погоня со стрельбой началась после оплошности никольского милиционера...

Наверное, еще долго милицейское начальство, воспитывая молодую поросль, будет рассказывать эту страшную быль и говорить, что с хулиганами разговор должен быть коротким: мордой на землю, руки за спину.

И если бы старшина Никольского РОВД Николай Горбунов как “Отче наш” помнил эту первейшую милицейскую заповедь, не вляпался бы в такую передрягу.

Абордаж

по-московски

Летом прошлого года в никольские края прикатили на машине два московских друга - 24-летний Александр Руденко и 29-летний Игорь Абрамов. Долго не думая, пустились в разгул. По ночам плескались с девушками в местных реках, днем отсыпались. Правда, отдыхали ребята недолго. Не привыкших к неторопливой деревенской жизни энергичных москвичей тянуло на подвиги.

Возвращаясь с очередной гулянки, парни заехали с подругами на заправку у деревни Козловка. Туда же зарулили на “Газели” местные предприниматели. Узнав, что никольчане направляются домой, москвичи вдруг брякнули: “А доедете ли?..” Видимо, уже тогда Руденко и Абрамов решили взять “Газель” на абордаж.

Когда грузовичок отчалил с заправки, “шестерка” с москвичами ринулась следом. По дороге “Жигули” дважды обгоняли “Газель” и пытались подрезать. На третий раз маневр удался. В деревне Кожаево легковушка почти перекрыла дорогу.

Абрамов выскочил из машины с ножом в руке и закричал: “Куда прете?! Разве не знаете, что за проезд нужно платить?!” Понимая, что запахло жареным, за участковым милиционером бросился один из никольчан - Василий, его брат Сергей попытался отвлечь Абрамова.

А тот ножом проткнул все колеса “Газели”, разбил зеркало и стекло машины. Сергей решил больше судьбу не испытывать и тоже побежал за подмогой. Абрамов просек, что заскочивший в дом коммерсант намерен звонить в милицию, и перерезал телефонный провод.

А потом, размахивая окровавленной рукой (порезал, когда бил стекла машины), Абрамов заорал: “Я поранился, вам всем хана!” Затем сунул какую-то тряпку в бензобак “Газели” и стал поджигать. Прибежавший Сергей вырванной из забора штакетиной шарахнул по плечу поджигателя и снова убежал. Абрамов стартанул следом, а его место у бензобака занял Руденко.

К счастью, в этот драматичный момент появился участковый Холодилов с ружьем и пальнул в воздух. Москвичи, струхнув, запрыгнули в “Жигуль” и дали по газам. Однако милиционер успел очередным выстрелом пробить колесо машины.

На этом первая часть “никольского боевика” закончилась. И началась вторая. Еще более сногсшибательная.

Боевик

по-никольски

Пока разбойники выруливали по колдобинам, участковый успел сообщить о происшествии в райотдел милиции. Моментально вступил в действие план “Перехват”.

...Прапорщик Николай Горбунов заметил московскую машину уже на окраине Никольска. (Простреленное колесо Абрамов с Руденко успели заменить). Вооруженный автоматом АК-74, прапорщик направился к “шестерке”. В этом месте есть небольшие расхождения в показаниях Горбунова. На следствии он говорил, что попросил предъявить документы. А когда протянул руку, его схватили и затолкали в машину. Однако на

суде Горбунов сказал, что в машину к москвичам сел сам.

Так или иначе, как только милиционер очутился в хулиганской машине, она рванула с места. Абрамов вырвал у прапорщика автомат и со словами: “Сиди ровно и не дергайся!” ударил служивого прикладом по голове. Прапорщик отключился. И все это на скорости 160 км/час - “Жигули” под управлением Руденко убегали от двух машин РОВД - “пятерки” и уазика.

Один из милиционеров из ехавшей впереди легковушки высунулся из нее и пару раз выстрелил из пистолета по колесам беглецов. А те огрызнулись несколькими автоматными очередями. Это Игорь Абрамов с переднего пассажирского сиденья развернулся назад и, крикнув подруге: “Пригнись!”, прямо через стекло пальнул из автомата. Милиция немного поотстала.

А когда расстояние между беглецами и преследователями увеличилось метров до 150, “шестерка” вдруг крутанулась на 180 градусов и понеслась навстречу милицейским машинам. Чтобы милиционеры вновь не открыли стрельбу, Абрамов с Руденко сунули прапорщика между передними сиденьями и, прикрываясь им, как живым щитом, проскочили мимо коллег Горбунова. Москвичи метили в сторону Костромской области. Уже по дороге прапорщику завязали полотенцем глаза.

Правда, потом пыл у москвичей внезапно затух, и, свернув с проселочной дороги, они остановили машину. Прапорщика положили лицом на землю и его собственным ремнем связали сзади руки.

Закончилось все так же внезапно, как и началось. Вскоре появились машины с милиционерами. После недолгих переговоров Абрамов отдал правоохранителям автомат. А Руденко нашли метрах в 300 от машины. Умаявшийся от гонок водитель... спал в кустах.

Уголовное дело, следствие по которому вела Никольская прокуратура, было возбуждено сразу по нескольким статьям. Абрамов с Руденко обвинялись в хулиганстве, уничтожении имущества, захвате оружия, незаконном лишении свободы и сопротивлении правоохранительным органам.

На суде учли, что Руденко был менее активен во всех этих злоключениях. К тому же характеризовался только положительно. В отличие от него Абрамов имел менее привлекательное прошлое. Был судим, а во время отсидки с группой корешей устроил побег. В конечном итоге Руденко приговорили к 5 годам общего режима, а Абрамова запрятали на 12 лет в колонию особого режима.