Победа любви

№19 (193) от 8 мая 2001 г.

83-летний инвалид войны Павел Серухин и 85-летняя труженица тыла Анна Симонова поженились в доме-интернате.

Это историческое событие произошло в поселке Молочное 16 апреля 2001 года. Свадебку сыграли по всем правилам: расписались в сельсовете, а потом - вино рекой, угощения полон стол и крики “Горько!”

Сейчас медовый месяц в самом разгаре. Руководство интерната выдало молодоженам отдельную комнатку, где они установили свои кровати (разделили тумбочкой - конспираторы!) и единый стол. Жизнь идет: уже и поссориться успели, и помириться. В последние дни пара ходит по интернату как и прежде - за ручки. Милые бранятся - только тешатся!

Пал Иваныч прибыл в Молочное на поселение лишь в ноябре 2000-го. В декабре он увидел Ее. Анна Иванна плыла по коридору. “Землячка! Помнишь меня? Я тоже из Сокольского района”, - вымолвил взволнованно Пал Иваныч.

И ведь разглядел-то Павел Анну сердцем! Никак иначе. У него с юности было плохое зрение, а сейчас про глаза и говорить не приходится. Будто бы и нет их - ложку на столе не видит. А в остальном - мужчина хоть куда! Когда на фронт отправляли, всем в округе было ясно - далеко Павел пойдет. В технике разбирается, да и дальнозоркий в самом прямом смысле этого слова. Вот и попал Павел сразу же в командиры минометного взвода под Сталинград. И какая бы мясорубка ни была, а Серухин - ни шагу назад!

Поговорка “Когда любовь говорит, пушки молчат” - совсем не про Пал Иваныча. Про чувства он как-то не очень, а вот про минометы... По сей день - настоящий наводчик! “Первый, целься! Второй, заряжай!” - с удовольствием демонстрирует он дела боевой молодости.

И подбоченившись, ходит гоголем по своей комнатке с множеством цветов, вьющихся по синекрашенным стенам. Анна Иванна смотрит на мужа с нежностью. Знала ли она, когда жили почти в соседних селах, что выйдет замуж за бравого тракториста Пашку?

Нет, не знала. После ранения (у Павла было вырвано почти все левое бедро) он долго лежал по госпиталям. А когда вернулся на Вологодчину, то почти сразу женился. Потом и две дочки на свет появились. Анна Ивановна тоже семейная была. Тем не менее уже тогда Павел приметил Анну. “Хорошая такая, - скупо вспоминает он. - Поведения примерного”.

И вот судьба снова свела Анну и Павла в одном интернате. Многие старики попадают сюда обманом: дети сдают их будто бы в больницу, обещая забрать через месяц. Наши герои на склоне лет сами решились на общежитие. После того как жена умерла, Пал Иваныч пожил у дочерей да и понял, что мешает вроде жизни их молодой.

А муж Анны утонул еще в 50-х. И хотя звали ее замуж многие, на второй брак она так и не решилась. Из троих сыновей осталось двое: третьего сына уже схоронила, второй - на Севере, а последний свою судьбу устраивает. Так что в интернате она уже седьмой год.

А страсти здесь кипят нешуточные. До Пал Иваныча за Анной ухаживал бывший фронтовик пехотинец Анатолий Палыч. Но на этого щеголя с острыми ушами засматриваются многие, поэтому Анна сделала выбор в пользу Павла Иваныча. Уж он-то ухаживал так, что голова шла кругом! Свидания - каждый день, посиделки на угловом диванчике и разговоры, разговоры... С утра до вечера! И хотя оба почти глухие, друг друга они понимали уже с первого движения губ.

Каждый месяц Павел делал Анне предложение. “Давай сойдемся! Давай снесем заявление!” - уговаривал он ее. А она думала-думала и согласилась. “Все думают, вот бабка с ума сошла. А как же любовь?.. - говорит Анна Иванна. - Вот я платье надеть не могу, он мне поможет. А я ему, когда он что-то не видит. Ложку поднесу или еще чего”.

О свадьбе их дети узнали из газеты, где тремя строчками сообщалось очевидное-невероятное. Правда, написано было, что Анна вышла замуж после того, как... всех похоронила.

Подруги ее хохотали, а Анне было не до смеха. Вот и теперь, наблюдая, как я что-то записываю в блокнот, она время от времени подскакивала: “Не пиши, хватит! Ой, напишешь чего! На апельсинку, только не пиши”. Под конец разговора рядом со мной лежала горка продуктов, в том числе и пакет кефира. “А, может, пивка? За Победу?!” - вытащила откуда-то бутылку Анна Ивановна.

Павел Иванович стал неожиданно для себя очень заботливым. “Второй брак, он труднее, - со знанием предмета говорит он. - Мириться надо с мыслями, что не один”. И он, вдовец с 24-летним стажем, все чаще называет Анну Иванну просто Аннушкой, своей дорогой Аней, жалостливо гладя ее по больной руке. Теперь у Серухиных, как и в любой другой семье, общие планы. Они следят за общим имуществом и навесили на шкафчики замки, думают, где проведут праздники и лето. Анна хочет отвезти Павла к себе на родину. Да и дети с внуками должны приехать, проведать молодоженов!

Вот только любимый сын Анны Ивановны Вовка еще не знает про новое замужество мамы. Он работает по контракту где-то на Севере. Владимир - единственная надежда женщины.

Когда муж ее утонул, Анна вкалывала сутками напролет санитаркой в госпитале, чтобы поставить ребят на ноги. Как-то она собрала сыновей за столом. “Вова, Леня, Коля, кто из вас пойдет в интернат? - едва вымолвила, стараясь не смотреть на детей. - Не могу я вас прокормить, зарплаты не хватает...” Тишина нависла над пустым столом. Вова встал и сказал: “Мама, я пойду! Только отдохни немного!” Так он жил в детдоме, пока не поступил в училище.

Когда Владимир узнал, что мама сама ушла в интернат, он тут же приехал. “Мама, живи до меня. Мне осталось еще два года, я куплю квартиру в Вологде и заберу тебя. Ты в интернате жить не будешь”, - пообещал бывший детдомовец Вовка, знающий, как тяжело быть одному в целом мире.

Вот только недооценил он маму Аню и ее нынешнего мужа Павла, которые нашли друг друга. Ну и что, что в 85? Любить никогда не поздно.