Концлагерь любви

№20 (194) от 15 мая 2001 г.

Что нужно было пережить вологжанке Валентине Моисеевой, чтобы попасть на передачу «Моя семья».

«Валентина, что ж вы выбираете таких мужиков!” - возмущенно вскричал ведущий Валерий Комиссаров. “А других нет!” - ответила она...

Яркие софиты, полный зал людей. Останкино! Путь на телебашню был прост - Валентина отослала историю своей жизни в Москву. “Любовь и насилие” - так телевизионщики определили тему не только ее рассказа, но и всей передачи.

Сама Валя говорит, что ее преследует это мучительное переплетение чувств и страданий. Когда от туберкулеза умер отец, 8 детей (!) остались одни. Валя была старшей в этой чувашской семье, поэтому, когда спустя несколько лет умерла и мать, она, подросток, воспитывала братьев и сестер сама. Когда она поступила на филфак, то документы забрала - так и не смогла оставить ребят в интернате.

В 22 года она поняла, что жизнь проходит мимо. Она мучительно думала, что делать, и решилась. Двоих пришлось отдать в интернат. С сухими глазами Валентина закрыла дверь своего деревянного домишка, отвела коров на скотобойню и уехала.

На новом месте в первый же день она пришла на завод, в литейный цех, и попросила самую тяжелую работу. “Мне нужно детей кормить”, - объяснила тоненькая красивая девушка, которую определили в кочегары.

Первый муж как увидел Валентину, так и замер. “Красавица!” - сказал он и... увез в Кировоград. Семейная жизнь была похожа на смертельный аттракцион. Муж, когда выпивал, ревновал ее так, что спасали соседи. А Валентина опять работала на заводе. Врач наотрез отказался ставить допуск в медицинскую книжку Вали. “Не пущу в концлагерь, ты не создана для этой работы!” - кричал он.

И все-таки она прорвалась: тяжести поднимала, у самого большого станка токарем работала. А когда родила дочку, ее портрет надолго прописался на Доске почета. Тогда ее уже повысили до наладчиц. “Ты - перспективная женщина, мастером будешь”, - мужики хлопали по плечу девчонку с длинной косой.

А муж стал еще и ревновать Валю к успехам на работе и все чаще спьяну поднимал руку на нее. На трезвую голову, конечно, каялся, на коленях стоял. Она решила развестись, но даже после развода ревнивец не оставлял ее в покое - вышибал двери и вламывался среди ночи в квартиру.

Она поняла, что единственный выход - бежать в другой город. Как раз везде распевали песенку о Вологде-где-где. Так она и оказалась в городе, “где резной палисад”. Одна, с дочкой на руках...

Только стала жизнь налаживаться, как однажды она стала свидетельницей страшного случая. На ее глазах выпал мужчина с четвертого этажа. Он убегал от милиции, а бросился вниз, думая спьяну, что находится на втором. Он оказался работником ее же учреждения, да еще и земляком - тоже из Чувашии. Поэтому Валентина была не против, когда ее снарядили как работницу профкома навещать тяжелобольного Илью.

Илья приземлился на бетон, и врачи полгода сшивали его. Все это время Валя регулярно навещала его. Но когда Илья предложил Вале выйти замуж, она замолчала от неожиданности. Тут он добавил: “Ну, конечно, зачем я тебе нужен, я же инвалид!” И сердце ее не выдержало...

Но с каждым годом совместной жизни картины прошлого повторялись: пьянка, ревность, драки. Валентина ему все прощала, потому что человеком он был душевным и мужиком, как говорится, с золотыми руками. Да и дочку родила она от него, Дашеньку!

Шесть лет назад Илью убили при странных обстоятельствах. Валя повторила вдовью судьбу своей мамы и четырех сестер. Так она и жила одна с девчонками, пока не поняла, что надо устраивать свою судьбу. И хотя предлагали ей замуж, одно она решила точно - за русского больше ни-ког-да! А вот за иностранца - подумает. Валентина сфотографировалась и поместила фото с помощью вологодского брачного агентства в Интернет.

“Это что же, - сказал Комиссаров. - В Африку теперь? Не-е-ет, мужики, не пустим, вы посмотрите, какая красавица!” А Валентина уже не слышала ничего: ее заставили несколько раз произнести свой текст перед разными редакторами, научили, как держать микрофон, - под углом 45 градусов.

Когда гример спросила, хочет ли она замаскировать свою внешность (герои могут менять не только имя, но и облик), Валя вздохнула: “Что себя прятать-то? Стыдиться нечего”. Вот и люди в зале, выслушав ее рассказ, молчали, не зная, что тут можно посоветовать.

Они, узнавая в ее судьбе себя, лишь смотрели на Валентину. На красивую русскую женщину, которую не берут годы и которую так измордовала наша жизнь.