РАЙЦЕНТР ВСЕЛЕННОЙ

№22 (196) от 29 мая 2001 г.

Он сам сделал телескоп, чтобы вычислить маршруты НЛО...

И недавно, после пяти лет наблюдения за космосом, Алексей Корепанов из Великого Устюга сделал вывод, что НЛО летают “случайно и внезапно”.

Оптическая техника для Алексея всегда была больше чем просто механизмы. Поэтому еще в 4-м классе, пока друзья гоняли мяч, он сам собрал микроскоп, а в 7-м - подзорную трубу. Никому ни слова не говоря, маленький Леша шел в библиотеку и выбирал книги на свой, прямо скажем, недетский вкус - пособия для астрономов-любителей.

Нет, он не был зубрилой-”ботаником”. Учился так себе: в ряды отличников не рвался и руки не тянул отвечать, даже если и знал. И с этой патологической скромностью он живет до сих пор: мало кто в округе знает, что Корепанов - звездочет с личным телескопом!

А все потому, что никогда ни друзья, ни родители особого интереса к Лехиным талантам не испытывали. Ну сидит пацан, старые фотоаппараты разбирает на мелкие детальки и из них чего-то соображает. И пусть сидит! Вот только батя-механик подойдет, бывало, шмякнет сына по плечу, а так... Экскурсии для девочек “по местам боевой славы” - микроскопу и подзорной трубе - не заладились. Устюжанки смотрели то на местного гения, то на его творения и, не меняя выражения лица, изрекали: “Ну и что?..”

Вот и плюнул Алексей на равнодушное человечество. Замкнулся. Сначала рассматривал инфузории-туфельки в микроскоп, а потом стал наблюдать за “хомо сапиенсами” в подзорную трубу. Впрочем, секреты их мещанские Корепанова совсем не интересовали. “Мне главное было, как ведет себя техника, как работают ее возможности, - объясняет свои подсматривания.., нет, опыты Алексей. - Например, преломление лучей, рассеивание света...”

Тогда он и решил стать ученым. Но чтобы поступать в Москву или Питер, нужны были деньги, поэтому Алексей сделал, что смог, - получил в техническом училище специальность телемастера и от мечтаний вернулся в реальную жизнь. “Нет у меня нужных качеств для ученого, - говорит он сейчас. - Памяти нет, целеустремленности и силы воли”.

А пять лет назад, когда стукнуло 32, так стало ему грустно от вечной гонки за хлебом насущным, что махнул Леха рукой и снова пошел в библиотеку за “Настольной книгой астронома-любителя”. А в ней очередная главка рассказывала о создании телескопа.

...Год ушел у Алексея на подбор объектива, который он сделал сам (процесс невероятно сложный), и конструирование из дерева штатива и основания. Вдохновлялся он звездами на небе. Но Тот Самый День, когда впервые увидел Их как на ладони, не помнит. Такая вспышка была, что он потерял счет дням - смотрел и смотрел.

“Первая звезда - Вега, а планета... Они все первые и красивые. Сатурн, он с кольцом, Юпитер - с облаками, Марс красного цвета, а Венера такая яркая, что глаза слепит, - говорит Алексей, обычно скупой на слова, и дрожит словно мальчишка. - Восторг, восторг!..”

С тех пор Алексей полчаса в день уделяет любимому небу. Вот только телескоп из дома не выносит - опасается. Ведь кто-то из соседей решил, что Корепанов сделал либо гиперболоид, который лучом режет металл, либо межконтинентальную ракету. Вот и решил не дразнить гусей - смотрит Туда исключительно из коридора своего деревянного домишка, где живет один. Ведь с женщинами так у звездочета и не сложилось - была одна, но так и не захотела жить с бессребреником.

А Корепанов идет своим путем. Недавно его приглашали обучать детей телескопостроению, но он отказался. Не педагог, говорит, с детьми не умеет. А механизмы, они надежные. Хотя иногда подводят. Вот в НЛО он верит как в непреложную истину, а ему так и не удалось засечь их маршрут.

И совсем бы он отчаялся в своем бесконечном поиске, если б не новая идея. Ведь если сделать металлоискатель, который бы “просвечивал” землю на метр, сколько кладов можно было бы найти! А там, глядишь, и девчонки полюбят!

Пока Алексей Корепанов сделал пробный экземпляр своего кладоискателя. “А, игрушка, только десять сантиметров берет”, - машет он рукой. Его он уже опробовал вокруг дома - нашел пару ржавых гвоздей.

Алексею - 37. Он ведет научный образ жизни - без семьи и без имущества. В его доме, в котором практически нет мебели, а почти все окна заколочены досками (стекла выбиты, а некогда вставить), лишь три ценности - микроскоп, подзорная труба и телескоп. “Я ухожу в Вечность”, - сказал он мне, когда поставил телескоп. Потом приник к окуляру и отключился на несколько минут. Ушел!