«Злодейка» с наклейкой

№23 (197) от 6 июня 2001 г.

Куда уплывают деньги с госпредприятия?

Эта статья кому-то сильно помешает. Весь понедельник мне звонили уважаемые люди и просили не публиковать ее. Намекали, что смогу неплохо заработать. Но, видимо, не судьба...

Есть в области государственное предприятие - “Вологдаоблалкогольконтроль” (“ВОАК”). Оно контролирует алкоголь, продаваемый в магазинах. А для простоты контроля украшает все бутылки маленькими блестящими наклейками - идентификационными знаками.

Представляете, сколько выпивают вологжане за год? А сколько наклеек нужно для “злодеек”? А ведь каждая стоит денег. И тот, кто продаст их водочным контролерам, может считать, что жизнь удалась.

Наклейки должны поставляться по конкурсу. Не знаю, как там его проводили, но право на поставку почему-то получила фирма “Вомэкс”, которая предлагала явно не самую низкую цену. Ее учредители - две болгарские фирмы и администрация Вологодской области. Возглавляет фирму вологжанин Олег Чурин.

Для “ВОАК” марка стоит 67 копеек, а “ликеркам” ее отдают по 1 руб. 20 коп. Рентабельность предприятия, по данным КРУ, - 74%, вдвое больше, чем у “СеверСтали” в лучшие годы. Заработок - 53 коп. с бутылки. При том, что в области выпивают несколько миллионов бутылок крепких напитков в месяц, деньги большие, и терять их никто не хочет. Тем временем “ВОАК” свое отработал. Теперь контролировать будут налоговики. “Алкогольконтроль” больше не нужен. Но кой-какие деньги на предприятии остались, и с ними стали происходить такие же загадочные вещи, как и с наклейками.

Может, это случайность, а может, и нет, но напоследок “ВОАК” переводит некоему Фонду социально-экономических и политических исследований “Центр сотрудничества” 155 тысяч рублей благотворительной помощи. Может, это случайность, а может и нет, но учредителем фонда является Олег Чурин, директор фирмы “Вомэкс”. Может, это случайность, а может, и нет, но “ВОАК” заключает договор на изготовление информационных обзоров по теме “Ликеро-водочная промышленность Вологодской области” стоимостью 50 тысяч рублей в месяц с ООО “Росконсалт”, учредитель которого - тот же фонд “Центр сотрудничества”.

Причем все конторы, упоминавшиеся в этой статье, зарегистрированы по одному адресу - Чехова, 2. Очень похоже на выкачивание денег из “ВОАК” накануне его кончины.

Как-то так повелось, что алкогольный бизнес у нас в области связан с постельной темой. Сначала загремели бывшие руководители “СеверАлко” Плугарев и Южаков. Теперь вот сексуальный скандал раскручивается вокруг директора “ВОАК” Анатолия Александрова, которого обвинила в непристойных домогательствах одна из работниц его предприятия.

Александрова назначили на эту должность пару месяцев назад. Бывшего руководителя Медведева сняли. Говорят, после того как он отказался проплачивать какие-то пени “Вомэксу” за несвоевременную оплату идентификационных знаков.

На днях я задал несколько вопросов директору “Вологдаоблалкогольконтроля” Анатолию Александрову и представителю департамента продовольствия Артему Рыжакову.

- В прессе так и не была опровергнута информация о том, что “ВОАК” закупает у “Вомэкса” марки по завышенной цене.

Александров: Фактическая цена знаков для предприятий могла составить 2 рубля, а мы отдаем по 1,20 благодаря нашему сотрудничеству с “Вомэксом”.

Рыжаков: 18 января между ООО “Вомэкс” и “ВОАК” был заключен договор на производство и поставку знаков по цене 55 копеек за 1 заготовку. “ВОАК” создавался путем выделения из состава ГУП “Исток 97” и, являясь его правопреемником, продолжал получать заготовки от “Вомэкса”. Прерывать договорные отношения с надежным поставщиком сочли нецелесообразным. Цена заготовок по другим поставщикам колебалась от 42 до 61 копейки (сейчас цена знака - 67 коп. - Ф.Д.).

- Почему вы перевели 155 тысяч рублей “Центру сотрудничества”, где учредитель Олег Чурин, глава “Вомэкса”, и “Росконсалту”, который создан этим фондом?

Александров: Мне без разницы, кто там учредитель. Мне главное - получить информацию, которая всего дороже.

Ответ представителя департамента продовольствия сводится к тому, что переводить деньги на благотворительность “ВОАКу” не возбраняется по уставу.

* * *

Неужели все просьбы не писать материал были вызваны нежеланием вытаскивать на свет эти в общем-то копеечные грехи? А может быть, эти факты являются ниточкой, которые приведут к гораздо более громким разоблачениям?