РОКОВЫЕ ТАНЦЫ

№23 (197) от 6 июня 2001 г.

Лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук попросил не судить слишком строго его работу с череповчанами.

Питерская премьера спектакля “Я получил эту роль” в исполнении Русского национального театра “СеверСтали” вызвала совершенно противоположные отклики - от восхищения до полного отрицания.

Казалось бы, сам факт участия в рок-балете лидера группы “ДДТ” Юрия Шевчука, написавшего музыку и либретто к постановке, должен был принести череповчанам безоговорочный успех. Но...

От рокерского мероприятия попахивало официальщиной: в лучших партийных традициях конферансье попросил открыть вечер руководителей Вологодской области и Санкт-Петербурга.

Правда, губернаторы Вячеслав Позгалев и Владимир Яковлев, а вкупе с ними и первый зам. полпреда по Северо-Западу Александр Кузнецов оказались людьми “продвинутыми” и долгими речами занимать публику не стали. Они просто взяли и пригласили на сцену Юрия Шевчука, прекрасно понимая, что ради него, собственно, и собрались в лучшем концертном зале города “Октябрьском” 3 тысячи человек.

И тут неожиданно удивил сам Шевчук. Впервые за многие годы он появился перед концертной публикой в белой рубашке и галстуке! Правда, без пиджака -это живой легенде рока, видимо, было уже не по силам... Так или иначе, но, попросив публику “не судить слишком строго” череповецких артистов, звезда удалилась, передав сцену в распоряжение своих сподвижников.

О том, что творилось на подмостках следующий час, я пересказывать не берусь: язык танца оказался мне совершенно непонятен. И, наверное, не мне одной. Правда, умные люди потом убеждали, что “это было классно! это было потрясающе!” По крайней мере, именно так отозвался о творении череповчан губернатор Яковлев.

Вячеслав Позгалев был еще более решителен, заявив, что “теперь все будут знать, что Вологодская область - это не только кружево и масло, но и суперсовременная индустрия, и первый в истории рок-балет”. Зато мэр Череповца Михаил Ставровский чистосердечно признался, что он “очень переживал за своих земляков, поскольку жанр, в котором работает Русский национальный театр, - совершенно неизвестный и очень опасный”.

“Ну, а са

мое главное - это реакция публики, - объяснял Ставровский. - Я опасался, что люди будут просто ждать появления Шевчука. И, действительно, поначалу подсвистывали, подхлопывали, но потом ничего, разогрелись...”

Слукавил Михаил Сергеевич! По-настоящему разогрелась публика уже после перерыва: и Шевчук наконец-то с гитарой вышел, и боевые сто грамм вологодской водочки, продававшейся в буфетах вперемешку с наливками и пивом, тоже наверняка помогли.

А кульминацией концерта стала даже не разорванная рубаха Шевчука, которому вдруг помешал тесный узел галстука. Это-то как раз ерунда, мелочь! Главное, что именно 20 мая, в день концерта, приуроченного к открытию Дней Вологодской области в Санкт-Петербурге, свой день рождения отмечает Юрина мама.

“Не сердитесь, ребята! - попросил знаменитый сын именинницы. - Но все ваши цветы я подарю маме”. Кстати, оказалось, что вологжане приготовили свой “рояль в кустах”. Дослушав аккорды финальной песни, Вячеслав Позгалев вручил Фаине Шевчук шикарный букет белых роз. И, судя по изумленной улыбке именинницы, она даже не ведала, что весь концерт сына просидела в директорской ложе рядышком с вологодским губернатором.

...Зато пробиться к самому Шевчуку оказалось не просто. Гораздо легче было “вычислить” номер гримерки, где артист после концерта скрылся от любопытных глаз. Заветную дверь плотным кольцом обступили журналисты, безропотно ожидая Самого. Но больше всех нервничала администраторша “Октябрьского”: “Ну будьте же вы людьми, отстаньте от него! Там вологодские ждут за столом, не начинают...”

И все-таки начало фуршета пришлось отложить. Увидев мои печальные глаза, Шевчук, уже направившийся было в сторону банкета, остановился: “А вы откуда? Вологда? Вологда - это приятно! Ну давайте свои вопросы...”

- Юрий, ваши питерские поклонники довольно скептически отнеслись к спектаклю северсталевского театра. Вы разделяете их точку зрения?

- Ну как я могу быть с ними согласен, если я сам - один из участников. У них одно мнение, у меня - другое. Поэтому я скажу только одно: мы старались! Но надо думать, работать, может быть, что-то усовершенствовать.

- Это ведь не первый опыт вашего сотрудничества с Череповцом. В середине 80-х вы работали там вместе с группой “Рок-сентябрь”...

- Да, работал, но совсем немножко. Записали вместе альбом, и все. Я жил-то там всего полтора месяца. Или два...

- Вам интересно, как сложилась судьба музыкантов “Рок-сентября”. Жива ли сейчас эта группа?

- А я про всех все знаю. Половина из них уехала за границу. Кстати, с продюсером того самого совместного альбома “Компромисс” Юрием Сорокиным мы дружим до сих пор и постоянно перезваниваемся. Он - замечательный человек!

- Юрий, возможны ли еще какие-то новые проекты с вологодскими коллективами?

- Дай Бог! И дай Бог вообще в Вологду приехать. Я ведь жил там у вас одно время. Был такой замечательный художник Ян Крыжевский, и я очень часто к нему приезжал. У него еще мастерская была на берегу реки, где мы и останавливались с супругой Эльмирой.

А во-вторых, в ранней юности я был увлечен Рубцовым и его поэзией, ходил по местам, где он бывал, общался с людьми, которые знали его лично...

У меня даже есть несколько стихотворений, ему посвященных. Вообще, вы знаете, Вологда - это замечательный край. Край, который не знал рабства!

- Юра, а свое четверостишие в подарок вологжанам прочтете?

- Пожалуйста!

Там, где храм расписал

Дионисий,

где закат чернобурый

и лисий,

Открывали портвейн

два друга.

Один из них был Рубцов.

...И скрипела где-то подруга

Вологодских темных лесов.

...Все, ребята! Я, честное слово, не помню дальше! Договорим в Вологде!