Спасибо бизнесмену Рычкову!

№36 (210) от 5 сентября 2001 г.

За его счет я решил свои финансовые проблемы.

Как-то зимой вечером прихожу домой - жена сияет, вся прям при счастье. «Сапоги купила!», - сообщает. Хорошая обувка и в общем-то не очень дорогая - 1800 рублей. Сорок дней, наверное, радовалась. Пока сапоги не порвались.

Пошел я отстаивать потребительские права жены в магазин «Модерн», принадлежащий предпринимателю Рычкову. Его самого там, конечно, не было. Вежливые вроде бы продавщицы как узнали, что я пришел поменять сапоги, враз помрачнели: «Приходите вечером, разговаривайте с нашим юристом».

Тут уже я погрустнел - раз у магазина есть персональный юрист, значит, первостатейное для меня событие - рваные сапоги моей жены - для продавцов событие рядовое, и исков к ним предостаточно. Юрист повертел дырявый сапог в немозолистых руках и вынес вердикт: «Можем отремонтировать, но за ваш счет». Памятуя твердый наказ жены вернуться либо с деньгами, либо с новыми сапогами, я мужественно отказался. «Тогда подавайте в суд», - равнодушно пробормотал законник и тут же доверительно начал советовать: «Да зачем вам надо связываться с судами, это время, нервы... У вас практически нет шансов».

«Нет уж, - думаю, - не надо мне на женины сапоги заплаты ставить». Для начала пошел в Бюро товарных экспертиз, а там дают заключение: на сапогах - дефект производственного характера. Я обратно в магазин, дескать, брак продаете. А здоровый такой парень с пачкой денег в руках, вроде как за хозяина: «Подавай в суд, может быть, к сентябрю и выиграешь». «Понимаешь, предпринимателю выгодно, чтобы деньги были в обороте», - пояснил юрист.

Нет уж, чтобы кто-то там крутил мои деньги?! В суд! Да, долго, да, нервотрепка. Но грела мое сердце жажда мести, которая к тому же подкреплялась материальным стимулом. Дело в том, что в Законе «О защите прав потребителя» есть любопытный пункт. Смысл его в том, что за каждый день после отказа магазина урегулировать вопрос полюбовно предприниматель должен будет выплатить мне 1% от стоимости сапог. Правда, для этого надо было выиграть суд.

Тут еще юрист начал утверждать: дескать, продавщицы предупреждали мою жену, что злополучные эти сапоги - уцененные, а значит, гарантии на них нет никакой. Даже обычные 30 дней не действуют. Тут продавщицы, откровенно говоря, передергивали: сапоги действительно шли со скидкой, но не по причине своей убогости, а в связи, как гласил рекламный плакат, «рождественской распродажей».

И вряд ли бы мы с женой выиграли этот суд, если бы не специалисты Вологодского управления Министерства по антимонопольной политике. Видели бы вы их словесные баталии в суде с юристом Рычкова! Просто танец с саблями какой-то:

- А вы читали инструкцию номер такой-то от такого-то числа? - Да эта инструкция давно отменена письмом таким-то от такого-то числа! Посмотрите лучше на пункт такой-то! - Да читал я этот пункт, он уже потерял силу. Откройте лучше закон такой-то! - Да в этих законах чего только не напишут. Вы знакомы с ГОСТом таким-то?

Такой вот у них милый разговор состоялся. Аж два раза - сначала у мирового судьи, который в рваных сапогах увидел рваные сапоги, а потом и у федерального судьи, которая ничего нового в рваных сапогах тоже не обнаружила. А по закону предъявить претензии к товару, у которого есть дефект производственного характера, можно в течение двух лет.

В итоге суд мы выиграли, а вместо сапог стоимостью 1800 рублей получили почти 5000. Так что не бойтесь ходить по судам. Это выгодно.

1
0