В наших лесах завелся австрийский индеец!

№1 (227) от 9 января 2002 г.

В наших лесах завелся австрийский индеец!

или Почему охотники из Европы так рвутся в первобытную вологодскую тайгу.

Грянул выстрел.Охотник с восторженным воплем бросился к упавшему глухарю, схватил его за крылья и торжествующе поднял вверх - вот она, добыча! Но не тут-то было!..

Глухарь оказался только раненным, а потому вдруг встрепенулся и стал бить крепким клювом прямо в лоб мужику! А тот, ослепленный азартом, так и продолжал радостно что-то кричать, держа на вытянутых руках бьющуюся птицу...

Этот случай, который произошел в вологодских лесах с одним австрияком, как-то поведал председатель областного общества охотников Владимир Каплин. Он же и рассказал, почему наши леса так полюбились иностранцам: «У них лес даже вдалеке от города освещен огнями, совсем рядом автострада, постоянно слышно, как едут машины...». Не охота, а какие-то детские игры!

Вот почему, обалдев от первобытных приключений в России, некоторые европейцы заказывают охотничьи туры за три-четыре года вперед! Правда, одних «буржуев» все-таки в лес не пускают, только с нашим егерем - здешняя дикая природа слишком опасна для новичков.

Обычно приезжают охотиться на глухаря, тетерева, вальдшнепа, медведя, кабана, лося, причем вид дичи специально оговаривается в контракте. Естественно, что в этом случае гостей ведут на подготовленную охоту, когда места обитания зверя уже известны. Поездка в Россию стоит в среднем от 1600 до 3000 долларов в зависимости от ценности трофея. Эти деньги после вычета немалых налогов идут на дальнейшее развитие охотничьего дела.

Иностранцам разрешено привозить свое оружие, увозить трофеи (рога лося, шкура медведя и т.п.), но не мясо дичи. «Может, и удастся вывезти какой кусок, если в белье завернет, но на таможне с этим строго. Так что дичью на базе кормим. Некоторые сначала отказываются, а потом, как распробуют - не оторвать», - рассказывает Владимир Каплин.

Охотой европейцы почти всегда довольны. Ну где еще с ними может произойти, к примеру, такой случай? Сентябрьский вечер. Сумерки. Владимир Каплин и немец Фридрих только что убили кабана и шкурали добычу. Вдруг в лесу что-то хрустнуло. Владимир Вадимович случайно бросил взгляд в ту сторону и... тут же схватил свой карабин, другой кинул Фридриху: «Медведь! Видишь?» Тот мотает головой: «Нет».

«Я стал ждать, когда зверь выйдет к желтому кусту ивы, - рассказывает мне Владимир Каплин. - Тогда-то Фридрих точно его увидит: темное на светлом. Как выйдет, говорю, стреляй. Зверь вышел - выстрела нет. Я стреляю сам - медведь упал. Немец весь трясется: и от азарта, и от страха. Подбегаем к кромке, а зверя не видно. Там заросли иван-чая, вижу, только глаза горят, я выстрелил между глаз - потухли. Убил, значит. В общем, за эти считанные минуты я пять раз выстрелил, Фридрих - один.

«Наш медведь!» - кричит немец. «Почему наш? - Твой. Ты же его своим выстрелом убил»,- отвечаю я. Как тут немец запрыгал, выше елок! «Гитлер и Чингисхан - дураки! - кричит. - Такую страну, такой народ никогда не завоевать!» В общем, уехал немец домой с двумя трофеями».

...Ну а того австрийца, который с глухарем воевал, наши егеря прозвали за охотничью доблесть «Виннету». Дело в том, что он в пылу битвы схватил птицу за хвост. Любой охотник знает, что так делать нельзя: все перья из красивого хвоста в руке останутся. В общем, глухарь оказался немного ощипанным. Но австрияк не расстроился - воткнул перья за поля шапки. За что и получил гордое индейское прозвище.

на фото: На настоящей охоте всякое случается...

1
0