Цезарь завоевал Тотьму

№2 (228) от 16 января 2002 г.

Цезарь завоевал Тотьму

умением по-русски говорить, по-русски пить, по-русски жить!

-А отчего, Цезарь, в Никарагуа бань нет?

- Там жарко, Викентий Сергеич. На улицу вышел, и вот она, баня!

- А нам на Севере без них никак... А что, Цезарь, ваш Сомоса? Как наши - Сталин и Берия? Сколько ж людей погубили, ироды!

- Но ведь нам говорили, что хорошо у вас. Будто рай земной! Неужели ничего хорошего не было?

- Хвастались, Цезарь, больше хвастались!

Такой обмен политинформацией состоялся в начале января в Тотьме. Потомственный тотьмич Викентий Кубасов пересказал вкратце многострадальную историю России Цезарю Мартинесу, внучатому племяннику никарагуанского диктатора Анастасио Сомосы.

Цезарь давно мечтал продлить празднование Нового года до нескольких дней. Ведь в родной стране он длится всего одну летнюю ночь. «С мая по ноябрь у нас зима, а декабре начинается лето. Ставят искусственную елку, украшают, готовят угощенье, и все. Скучно и коротко!» - говорит он. А вот в Тотьме, куда он заехал по приглашению друга, приход 2002 года отмечался аж 10 дней: посиделки в бане, валенки, пироги... Ка-ра-шо!

В 17 лет Мартинес приехал в Россию и поступил в МГИМО, на юридический. С тех пор прошло десять лет. Парень закончил юрфак, аспирантуру и сейчас готовится защищать диссертацию о правовых основах латиноамериканских стран. Уезжать не собирается! Наш язык знает так, что свободно читает книги и смотрит телевизор, а на своем родном, испанском, говорит порой с русскими интонациями. Так что с вологжанами Цезарь Мартинес общался легко...

- Едет, бывало, Берия по городу, пальцем показывает на девушек, - начинает рассказывать седовласый Викентий, выпрямившись на стуле в струну. - А его охрана хвать их и в багажник! 250 насобирал! Гарем!..

- Что такое говоришь, дед?! - из соседней комнаты испуганно вскрикнула бабушка Александра, которая с самого начала искоса посматривала на смуглого никарагуанца со странным именем. - Что говоришь?!

- Правду! - отрезал 81-летний Викентий, бывший начальник пристани, повидавший все - от коммун до путчей.

- Убить Сталина с Берией надо было, убить! - проникся бедами русской страны никарагуанец. - Почему не убили?

- Ну дак... - заминается Викентий, - страшно ж было!

А вот Цезарь когда-то не испугался ехать в далекую холодную Россию. Хотя в Никарагуа мальчик учился в престижном колледже, выбрал вовсе не Майами, как многие его знакомые.

«На нас влияли две страны - Россия и Америка. Россия это делала ненавязчиво», - объясняет Цезарь, который, по собственному признанию, в детстве ощущал присутствие русских лишь в виде повторяющегося на никарагуанском телевидении сериала «Великая Отечественная» и наших сказок. Потом он увлекся Достоевским, Булгаковым и Чеховым. «Когда я прочел «Собачье сердце», то понял, почему моя тетя не хочет рассказывать, как она жила в СССР», - вспоминает он сейчас.

После десяти лет жизни здесь Россия никарагуанцу - как мать родна: «Она мне дала свободу. В Никарагуа все друг друга знают, а здесь я смог познать себя».

Правда, в последнее время страна ведет себя как злая мачеха: «Чиновники берут взятки, на иностранцев стали чаще нападать. Темнокожие студенты боятся выходить на улицу в Москве. Недавно одного чуть не зарезали в метро». Теперь Цезарь меняет маршрут, если знает, что где-то рядом идет футбольный матч: спортивные фанаты часто вымещают свою агрессию на иностранцах.

Для того чтобы наши люди стали терпимее, Леонид Якубович сделал студентов

МГИМО участниками программы «Поле чудес», которую показали под самый Новый год. Китайцы, индусы, африканцы рассказывали о своих новогодних традициях. Мартинес тоже должен был выступать, но из-за работы не сложилось. Так что готовую передачу юрист-международник смотрел в вологодской глубинке. Лежа на печке в фуфайке, валенках, наглаживая рыжего кота.

«Какой же вкусный этот «жигулец»! - забывал он время от времени название холодца. Но тотемский Новый год-2002 навсегда останется в его памяти.

«Цезарь, что-то ты грязноват! Кожа-то не отмылась! Надо опять в баню!» - шутили местные мужики. «В баню? Всегда готов!» - не обижался гость. Потом они, хохоча, пили водку. А Цезарь рассказывал, как выглядит никарагуанская печка: «Она - круглая и большая... Как Колобок!»

на фото: Специально для Цезаря Мартинеса (слева) десятидневное новогоднее застолье

приправлял политинформацией коренной тотьмич Викентий Кубасов.

1
0