Отравленный дом

№2 (228) от 16 января 2002 г.

Отравленный дом


Шесть лет его обитатели дышат парами ртути.

Серьезное недомогание Апполинария Шуваева почувствовала после того как в 1994 году стала жить в доме №21 на улице Клубова. Головные боли, одышка, головокружение, прыгающее давление, ухудшение зрения...

Здоровье многих соседей тоже было не лучше. Они-то, к ужасу Шуваевой, и поведали ей в 2000 году, что за полгода до ее вселения - в июле 1994-го - один охламон разлил в их подъезде полтора килограмма ртути!

С того времени и начались все злоключения обитателей дома. Поскольку концентрация паров ртути превышала предельно допустимые нормы до 267 раз (!), власти решили расселить жильцов подъезда.

Очистка (демеркуризация) помещений продолжалась до февраля 1995 года. Правда, вернувшимся жильцам власти строго запретили пользоваться хранившимися в доме продуктами и рекомендовали выбросить ковры, мягкую мебель...

Получалось, что все пять лет после покупки злополучной квартиры на Клубова Апполинария

Из досье «Премьера»:

Ртуть (Hydrargyrum), химический элемент II группы Периодической системы Менделеева, атомная масса 200,59; серебристо-белый тяжелый металл, жидкий при комнатной температуре. Основную опасность представляют пары металлической ртути. При вдыхании ртуть попадает в кровь. Частично откладывается в печени, в почках, селезенке, ткани мозга и др. При хронических отравлениях наблюдаются раздражительность, снижение работоспособности, нарушение сна, снижение обоняния, головные боли. При отравлениях органическими соединениями ртути преобладают признаки одновременного поражения центральной нервной и сердечно-сосудистой систем, желудка, печени, почек.Никаноровна даже не подозревала о грозящей ей опасности. Но больше ее возмутило другое - почему горадминистрация еще до вывода Гос-санэпиднадзора о безопасности проживания в подъезде дала бывшим собственникам этой квартиры разрешение на ее продажу.

А сомнения в безопасности проживания усиливались с каждым днем - здоровье ухудшалось. Шуваева направила в Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ЦГСЭН) письмо, где просила указать, какова концентрация паров ртути в квартирах их подъезда.

Специалисты ЦГСЭН обследовали жилье Апполинарии Никаноровны. И уже вскоре пришел ответ за подписью главного государственного санитарного врача Вологды и Вологодского района В. Замуракина: предельно допустимая концентрация (ПДК) паров ртути в квартире «не превышает нормы».

Тогда по просьбе Шуваевой аналогичное обращение в ЦГСЭН направила юридическая консультация. В запросе спрашивалось, почему в 1994 году так и не были доведены до конца демеркуризационные работы. Каково же было удивление женщины, когда санэпиднадзор сообщил юристам, что Шуваевой уже все разъяснено!

Пытаясь разорвать замкнутый круг, Апполинария Никаноровна разослала множество просьб о помощи: главе Вологды Алексею Якуничеву, председателю гордумы Александру Лукичеву, вице-губернатору Ивану Позднякову, депутату ЗакСа Николаю Шохину, прокурору Вологды Леониду Нечаеву, федеральному инспектору Виктору Золотову... Но реальной помощи Шуваева так и не получила.

Тогда женщина решила провести независимую экспертизу. Ее согласились сделать специалисты из Великого Новгорода - муниципальное унитарное предприятие «Меркурий», имеющее все лицензии на подобные работы.

Результаты исследования новгородцев просто шокировали хозяйку квартиры. Практически везде содержание ртути в воздухе превышало ПДК: в прихожей - в 7 раз, в большой комнате - в 5 раз, в ванной - в 4 раза, в туалете - почти в 6 раз, в кухне - более чем в 6 раз, во встроенном шкафу - более чем в 5 раз, в щелях пола спальни - более чем в 6 раз. Не квартира, а камера смертников!

Шуваева вместе с сыном обследовалась в медицинском центре «Приморский» в Петербурге у его директора, члена-корреспондента МАНЭБ академика В. Жарской. В результате у Шуваевых обнаружили все признаки ртутной интоксикации, рекомендовав им специальное лечение.

После этого пострадавшая вологжанка направила в Вологодский городской суд иски в отношении ЦГСЭН, оптико-механического завода, которому принадлежит дом, администрации Вологды и бывших собственников квартиры. От первых трех Шуваева требовала возмещения морального ущерба в размере от 150 до 300 тысяч рублей, от последних - расторжения договора купли-продажи квартиры в связи с ее недостатками.

По каждому иску прошло по нескольку заседаний. Однако судом замеры МУП сразу же были взяты под сомнение, а цифры ЦГСЭН признавались неукоснительно. «Меркурий» - негосударственная структура, и еще неизвестно, что и чем они там намеряли - такова, по сути, была логика Фемиды.

Обжалования тоже не помогли: решение горсуда подтвердил областной суд, его президиум, а также судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Но Апполинария Никаноровна не сдается: она направила жалобы в Президиум Верховного суда и Генпрокуратуру. В случае неудачи женщина готова дойти вплоть до Международного суда в Страсбурге.

А тем временем в конфликт втянулись уже и жители подъезда. Госсанэпиднадзор снова провел замеры в квартирах и... опять ничего не нашел, что еще более усилило сомнение людей. Они, как и прежде Шуваева, за свой счет пригласили специалистов регионального геоэкологического центра - филиала государственного предприятия «Невсгеология». В ЦГСЭН было послано уведомление с просьбой присутствовать при проведении замеров.

В результате появилось постановление, подписанное и. о. главного санитарного врача Вологды и Вологодского района В. Гладышевым. Оказалось, что менее чем через месяц после того как ЦГСЭН признала все квартиры пригодными для проживания, четыре из них стали серьезно заражены! Содержание паров ртути в воздухе превысило ПДК в кв. №10 до 3,8 раза, в кв. № 13 (Шуваева) - до 3,3 раза, в кв. №17 - до 3,4 раза, а в кв. №18 - до 145 раз!

Что касается последней квартиры - здесь нет ошибки. Просто бригада, шесть лет назад проводившая демеркуризацию в подъезде, по словам жильцов, устраивала в квартире №18 перекуры. А так как работали спустя рукава, то когда закончили, о «прокуренной» квартире никто и не вспомнил.

А там все эти годы живет семья с двумя детьми, и теперь уже они повторяют нелегкий путь Апполинарии Шуваевой.

на фото: Многострадальный дом №21 на улице Клубова.

7
0