Бабушка, я опять летал во сне!

№5 (231) от 5 февраля 2002 г.

Бабушка, я опять летал во сне!

Большинству вологодских токсикоманов - 10 - 13 лет.

Клей «Момент», так любимый токсикоманами еще несколько лет назад, уходит в историю. Теперь они подсели на бензин и ацетон, но больше всего популярна краска «Карат».

Небольшая баночка стоит около 8 рублей, а хватает ее на три «приема».

От каждого вещества токсикоманы получают определенный кайф. По словам подросткового врача-нарколога Виктора Борисова, надышавшись гадости, токсикоманы «видят галлюцинации в виде мультиков». К примеру, один токсикоман рассказывал, что после «Карата» видел, как в комнату зашел поросенок, он на него сел и полетел. Правда, потом свинюшка вместе с токсикоманом свалилась в грязь, и после этого парнишке стало грустно.

Совсем другой эффект от бензина. Надышавшись паров горючки, можно увидеть страшилку с чертями, драконами и прочими ужастиками. И не прав тот, кто считает «глюки» безобидными для здоровья.

«Бесследно ничего не проходит, - говорит Виктор Борисов. - Со временем у токсикомана разрушаются клетки мозга, и человек деградирует». Интеллект токсикомана падает до нуля, остаются лишь природные инстинкты. Человек теряет родственников, друзей и может общаться лишь с подобными себе. От безысходности впадает в депрессию, а там недалеко до психозов и суицидов.

Самое страшное, что основная масса вологодских токсикоманов - подростки 10 - 13 лет. Известны факты, когда всякую гадость нюхают даже 9-летние. Есть семьи, в которых, к примеру, 5 детей от 7 до 16 лет и все они - токсикоманы. «Я сам видел такую вещь, - говорит Виктор Борисов, - идет по улице мамаша с 14-летним сыном, парень одной рукой держится за маму, а в другой несет пакет, который периодически подносит к лицу и вдыхает какую-то дрянь».

По словам начальника инспекции по правонарушениям среди несовершеннолетних 1-го отдела милиции Ирины Соколовой, нанюхавшись того же «Карата», подростки становятся агрессивными и неуправляемыми. Нередко дело доходит до поножовщины.

Кроме того, есть масса других примеров. Пацаны любят устраивать разные «шутки»: могут облить своего напарника тем же «Каратом» и поджечь, или в нужный момент, когда напарник вдыхает бензин, поднести к пакету зажигалку. Взрывается пакет, обжигается лицо, взрываются легкие, которые уже приняли дозу паров бензина.

Известны случаи массовой гибели токсикоманов. Это сейчас подростки стали умней, и нюхают «Карат», поднеся полиэтиленовый пакет к носу. Как только начинаются «глюки», рука автоматически убирается от лица. А раньше «токсики» влезали в пакет с головой, одного напарника на всякий случай оставляя «на стреме». В критической ситуации тот успевал сдернуть пакеты с голов приятелей. В Соколе был случай, когда несколько токсикоманов никого не оставили на охрану и так и скончались с пакетами на головах.

Самое печальное, что с такими подростками сделать почти ничего нельзя. В наркодиспансер не берут - врачи не могут их обуздать. Здесь нет охраны и даже решеток на окнах. Лечение заканчивается тем, что токсикоманы для начала обхамят врачей, а затем спокойно уйдут из диспансера... Психиатрическая лечебница тоже отказывается от таких «клиентов». Говорят, не их контингент.

Кроме того, милиция не всегда может достать токсикоманов из разных теплотрасс и теплокамер, где тусуются их компании. Взрослый человек зачастую физически не может пролезть в те дыры, куда с легкостью проникают подростки.

Привыкание к токсическим веществам происходит у подростков всего за три месяца. На предварительной стадии ребенка еще можно вылечить. Потом - скорее всего, уже поздно. А лечить их в Вологде, как выяснилось, негде.

Практически все юные токсикоманы - потенциальные алкоголики и, перешагивая возрастной рубеж, легко впадают в зависимость от водки.