КРОВИНОЧКА

№14 (240) от 10 апреля 2002 г.

КРОВИНОЧКА


Девочку Надю из поселка Грибково чудом спасли от лейкемии всем миром - люди из Вологды, Москвы, Берлина, Нью-Йорка... Но эта смертельная болезнь оказалась не самым страшным испытанием...

Она усадила на стул куклу в свадебном платье. «У тебя сегодня счастье, - сказала игрушечной невесте. - А когда я выйду замуж, мой муж будет тоже хорошим. Он не будет пить, а будет меня любить».

«Надьке семь лет, а правильно соображает», - посмеивались старшие. А малышка уже «расписывала» пару в воображаемом ЗАГСе - под стулом.

Девочка отличалась недетской рассудительностью, а потому все удивились, услышав от нее жалобы: то она устала и хочет спать днем, то голова болит. Ну, с кем не бывает - может, капризничает, может, растет... И только в августе 1992 года родители заметили, что старшая дочка слишком бледна, а на коже появилась странная сыпь. Греша на аллергию, повезли в Вологду, в областную больницу.

Из объяснений врачей, посмотревших анализы, родители поняли, что у девочки что-то не ладно с кровью. Но причины заболевания неясны. Правда, есть клиника в Москве, где могут вылечить.

...«Вы как ее везли? На машине?» - спросила Лиду врач уже в столице. «Нет, на поезде, а что?» - удивилась женщина. «У нее такое тяжелое состояние! Ведь это лейкемия!» - прозвучало как гром среди ясного неба. Лида опустилась на стул.

«При лучшем раскладе с таким заболеванием живут от двух недель до четырех лет. Гипопластическая анемия. Острая форма лейкемии. Кровь не сворачивается, отсутствует иммунная система, - объясняли врачи. - Нужна операция по пересадке костного мозга».

«О чем мечтаешь, мать? - услышала санитарочку сквозь туман Лида, которая обдумывала услышанное в коридоре. - Последние трусы с себя отдашь, а ребенка не вылечишь, если донора не найдешь. Отсюда никто еще живым не выходил».

Борьба за жизнь

Отделение трансплантации костного мозга и гематологическое отделение при детской клинике появилось усилиями специалистов, Фонда Горбачевых и на тот момент существовало всего три года. Команда молодых врачей-энтузиастов решила перенять опыт западных коллег, которые спасают заболевших лейкемией детей в восьмидесяти случаях из ста. У нас же эта цифра не достигала и семи спасенных.

Пока обследовали дочку, Лида Матвейчик вернулась в Грибково. У дверей квартиры уже стояли люди. Весть о том, что ей нужны деньги на проживание в Москве, на лекарства и еду, быстро разнеслась по поселку. «Лида, возьми, это то, что собрали», - принесли ей пачку купюр. Женщина брать не хотела. «Ты о дочке думай!» - наказали ей на птицефабрике, где она работала.

На фабрике решили заключить договор с клиникой на поставку свежих продуктов. Облздрав и губернатор Николай Подгорнов выделили на лечение девочки из Грибкова миллион рублей. Ведь каждый день ей нужно было вводить 40 миллиграммов антибиотиков ценой 3600 долларов. Помощь шла отовсюду, причем власти не устраивали саморекламы в прессе.

...Когда Лида снова приехала в клинику, первая же картина заставила ее вздрогнуть: ей навстречу бежал лысый мальчишка в марлевой маске на лице, с капельницей, размахивая вокруг себя пакетами с лекарством и кровью: «Ребята, мультики начались!»

Палаты были похожи на кельи - везде висели иконы. При клинике действовала церковь, поэтому священники часто приходили к детям. Они готовили малышей к смерти. Говорили им, что это совсем не страшно. Как-то утром 10-летняя Надя Матвейчик проснулась, а ее соседа уже не было. «Мама, я тоже умру, у меня такие же анализы крови...» - плакала девочка.

Однажды всех мам и пациентов построили. Святой отец вглядывался в лицо ребенка и его мамы. Ребятишки с выпавшими от химиотерапии волосами, широко открыв глаза, ждали тех самых слов, которые, может быть, их исцелят. «Ты молись за каждого, - сказал священник Лиде. - А ты, Надя, проси у Бога, что хочешь. Он тебя любит». Надя попросила, чтобы больше никто не умирал.

Когда провели необходимые анализы, то выяснилось, что состав крови у Нади и ее младшей сестренки Иры - абсолютно одинаков, как у однояйцевых близнецов! А значит, маленькая Иринка может стать донором костного мозга. Мама не знала, что делать. Вдруг операция пройдет неблагополучно, и что тогда? И Надю потеряет, и Иру угробит...

Лиде приснилось, как она с Надей уезжали от умерших дедушки и бабушки на автобусе. «Значит, можно», - облегченно вздохнула женщина и спросила у Иры, хочет ли она спасти сестру и отдать свой костный мозг. Малышка закричала: «Конечно, я ее спасу!»

Наблюдая, как по трубочкам льется и льется из нее кровь,

9-летняя Иринка разрывалась между жалостью к себе и желанием вылечить Надюшку. Потом не выдержала: «Мама, костного мозга дам, если мне ананас купите!»

А Надя ела по 105 таблеток девять дней подряд. Ее тошнило, но она ела их. Она готовилась к пересадке. Нужно было убить свой костный мозг. Когда он практически весь превратился в жировые клетки, когда ее кожа была сожжена лекарствами от лица до ног, 11-летней девочке сделали операцию.

18 января 1994 года. Это был первый опыт по пересадке костного мозга в новом отделении на деньги Фонда Горбачевых. Врачи, которым всем было по 30 лет, как и маме Лиде, три недели ночевали в клинике, чтобы не пропустить Надю. Они консультировались с медиками Берлина, Вены, Парижа и Нью-Йорка.

А девочка лежала в боксе как большой младенец в ожидании приговора. На 21-й день должен был появиться первый лейкоцит - признак, что костный мозг заработал. Когда лаборатория дала положительные результаты, врач Артем Гарич, огромный мужчина с окладистой бородой, несся по коридору. Они победили! Лейкоцит Нади отмечался тортом.

«Сегодня небо голубое», - сказала Надя на следующий день и вновь заснула.

Эта фраза стала известной не только на всю клинику, но и на всю страну. Тогда «Комсомольская правда» опубликовала статью о спасенной девочке из Вологды под названием «Какое счастье, что эта девочка встречает с нами эту весну!»

Выздоровление

Но путь к выздоровлению был очень длинным. Лида готовила еду с особой тщательностью, потому что если суп стоял более пяти минут, врачи не давали его Наде. Там могли появиться бактерии. А девочка, которая привыкла есть по часам, без еды за стеклянной стенкой как голодный птенец.

Мама, прежде чем войти в бокс, шла в душ, н

адевала специальные тапочки, потом стерилизовала руки - 10 минут мыла шампунем, 7 минут - спиртом. В это время ее переодевали в халат, бахилы, надевали повязку, перчатки и шапку. Несколько раз, когда Лида была рядом с дочкой, разрывалась трубка, по которой поступала кровь. Красные брызги разлетались по комнате. Лида тут же зажала рукой трубку и дождалась врачей, которые должны были, как и она, переодеться перед входом в бокс Нади.

У нее лишь раз сдали нервы. Произошла передозировка лекарств, и девочка упала в обморок. Пока медсестра бегала за врачом, Лида делала искусственное дыхание дочке. Когда за дело взялись врачи, ее выпихнули из палаты. Женщина стояла в сторонке, когда услышала разговор медиков, которые ее не видели: «Все, не откачать. Умерла».

Лида убежала от бокса и вытащила из кармана запечатанную пачку сигарет. Она выкурила ее за 10 минут.

Цветущая

Надю спасли. Дома ее встречало чуть ли не все Грибково. Ведь ее беда объединила всех жителей. А потому в этом чудесном выздоровлении каждый видел творение рук своих.

Девочка потихоньку возвращалась к жизни. Как и прежде, мечтала о своей семье. Школа ее не особенно интересовала - училась как все. Лишь в биологии она поражала всех учителей: быстрее любого педагога раскладывала кровь на все составляющие...

В 16 лет ее сняли с инвалидности. Теперь она была официально здорова. Но, постояв на краю жизни, была очень осторожна: никогда не рисковала зря. Если была на дискотеке, никогда не общалась с пьяными и тем более не садилась с ними в машину. На Новый 2001 год, когда ее снимали на видео, она даже произнесла тост, который призывал поменьше пить.

К сентябрю 2001 года у 19-летней девушки все складывалось как нельзя лучше: она расцветала с каждым днем, поступила в 31-е училище на портниху, ей сделали предложение выйти замуж...

Черный сентябрь

Но наступил этот день - 25 сентября. Надежда не успела на свой автобус из Вологды в Грибково и отпросилась у мамы переночевать у подруги в Соколе. На следующий день, когда Лидия Матвейчик ждала дочку, как договорились, с шестичасового рейса, ей принесли записку с работы: «Позвони в училище». А там дали еще один телефон - сокольский.

«Авария. «Нива» столкнулась с КамАЗом, - прозвучало в трубке. - Девочки погибли». «И Надя?!» - только и смогла вымолвить мама. - Этого не может быть! Она не могла ТАК умереть!»

Подругу Нади, Марину Федорову, выбросило прямо под колеса «КамАЗа», а у Нади смерть наступила от перелома шеи. На красивом лице был лишь маленький шрам. Лиде сказали, что девочки оказались в час ночи в «Ниве», где сидели Александр Барболин и его друг Сергей Догадаев. Выжил только находившийся за рулем Барболин.

Он и давал показания, которые трудно было оспорить. Ведь живых свидетелей не осталось. Следствие интересовало, кто был виновником столкновения машин, а родители девочек хотели знать, как девочки оказались в машине.

Экспертиза установила, что Барболин был пьян. Он утверждал, что девочки пили вместе с ними. Но анализы показали, что в крови подруг алкоголя нет. Да и как Надя могла сесть в машину с пьяными? По словам парня, они просто понравились девчонкам. Да так, что те даже согласились ехать с ними в сауну. «Какая сауна?! Да она при мне боялась раздеться! - возмущается Лида. - У нее на теле после операции шрамы».

Но Фемиду, похоже, мало интересовали подозрения родителей. Как и то, что Догадаев-старший на следующий день после аварии, когда сын еще лежал при смерти, разрезал «Ниву» автогеном. Зачем?

«Он любит ее...»

Когда в феврале нынешнего года Лидия Матвейчик ехала в Сокол на суд, машина из-за гололеда вылетела в кювет и перевернулась. Тогда женщина решила простить выжившего парня - ведь на дороге всякое может случиться. Но, увидев в зале суда ухмылку Барболина, не смогла. Приговор - 5 лет лишения свободы в колонии-поселении.

Адвокат Александра Барболина направил кассационную жалобу, которую 26 марта удовлетворил областной суд. Дело вернули на рассмотрение обратно в Сокол, правда, с новым составом судей.

Ког

да хоронили Надю, ей купили наряд, о котором она давно мечтала. Она лежала в гробу в свадебном платье. «Невеста, - шептали бабульки. - Какую молодую убили...»

Лида по-прежнему не верит, что ее дочка умерла. Вот и московским врачам не может написать. Она старается держаться. Плачет только во сне.

Бога она ни в чем не винит: «Он любит Надю, вот и уберег от худшего. И меня любит, раз дал пожить с ней еще 10 лет».

на фото1: Для Надюши (слева) младшая сестра Иринка и стала спасительным донором костного мозга.

на фото2: После операции 11-летняя Надя лежала в стеклянном боксе словно большой младенец.

На фото3: Уже на пути к выздоровлению с командой врачей, вернувшей ей радость жизни.

на фото4: Мама часто смотрит видеопленку, где ее красавица-дочка

произносит пророческие пожелания...

на фото5: Надюшу похоронили в свадебном платье...

3
0