Скованные одной цепью

№17 (243) от 8 мая 2002 г.

Скованные одной цепью


Дело об убийстве молодой женщины показало истинное лицо правоохранителей Сямжи.

Гостившая на Вологодчине мурманчанка Ольга Малышева пропала 7 сентября 2000 года.

Оля пошла за грибами и исчезла. Когда к назначенному часу она не вернулась, ее мать Зоя Петровна забила тревогу. Дочь нашли только через два дня: она лежала мертвой на берегу реки в изодранной одежде. Вся трава вокруг была вытоптана.

Осмотрев несчастную, эксперт обнаружил множественные кровоподтеки и царапины на теле, ногах, руках и лице. Внешние признаки указывали на то, что женщину насиловали и били.

Вскоре по подозрению в изнасиловании милиция задержала нескольких человек, среди которых были некие Леонид Полозов и Евгений Васильев. Казалось, следствию осталось лишь расставить точки над «i». Однако уже через несколько дней подследственных выпустили, а в обвинении, предъявленном Сямженской прокуратурой, осталась лишь статья «оставление в опасности». А еще через месяц было вынесено постановление о прекращении уголовного дела.

Родители Малышевой написали жалобу в облпрокуратуру, которая отменила постановление сямженских коллег. Всего в ходе следствия областной прокуратуре пришлось 6 раз (!) направлять дело на повторное расследование.

По словам обвиняемых, на берегу была обычная пьянка с обоюдной половой связью. Они говорили, что действительно встретили Ольгу, предложили ей выпить, а потом не по одному разу вступали с ней в связь.

Затем, как утверждают мужики, они предложили Ольге проводить ее до дома, но та якобы отказалась: мол, мать, увидев ее навеселе, устроит скандал. Полозов с Васильевым якобы оттащили пьяную женщину на берег, а сами перебрались на противоположную сторону реки в свою деревню. Мурманчанка, скорее всего, уснула и скончалась от переохлаждения. Позже эксперты остановились именно на этом определении причины смерти.

Однако сия версия «хромает», причем «на обе ноги». К примеру, мурманские знакомые Малышевой утверждали, что Ольга даже в самых развеселых компаниях выпивала не больше стопки водки (Полозов с Васильевым доказывали, что выпито было несколько бутылок).

Кроме того, на теле жертвы, напомним, были ссадины и кровоподтеки, а мужчины говорили о «взаимном согласии». Одежда и белье Ольги были порваны и вываляны в грязи. Некоторые предметы нижнего белья вообще пропали.

А когда Ольга уходила в лес, на ней, как говорила ее мать, были золотые серьги, крестик и часы. Когда нашли тело, украшений уже не было. Еще один факт: когда несли гроб, голова Ольги непроизвольно падала набок. По мнению адвоката потерпевшей стороны Ирины Малявичевой, это может говорить о том, что у Ольги был сломан шейный позвонок.

Вообще, по словам Ирины Сергеевны, прокуратура поверхностно отнеслась к расследованию. Побои были зафиксированы только во время первоначального осмотра тела, в дальнейшем о них нигде не говорилось. Не проводились исследования половых органов Малышевой, хотя это просто обязаны были сделать. Не было проведено ни одного анализа спермы.

Ирина Сергеевна не согласна и с официальной причиной смерти. Даже пьяный человек, замерзая, инстинктивно пытается согреться и сворачивается калачиком, а Малышеву нашли лежащей на спине с широко раскинутыми ногами и руками. Семья Ольги несколько раз настаивали на эксгумации тела, однако эти требования отклонялись.

Последний «финт» прокуратура сделала перед началом судебных слушаний. По правилам, выдавать одежду Малышевой, являющуюся вещественным доказательством, обязаны только после приговора. Но мать Ольги получила вещи дочери еще до начала суда. Впрочем, и ознакомиться с материалами расследования потерпевшей стороне разрешили только после вмешательства облпрокуратуры.

А на суде вдруг выяснилось, что обвиняемым по делу проходит... только Васильев. Полозов чудесным образом «перекочевал» в свидетели. Впрочем, подобных «чудес» в Сямже было немало.

Слушания начались в начале года. Однако мать Ольги из-за волнений не смогла дать показания, к тому же не были допрошены несколько свидетелей, и судья Загоскина приняла решение дело отложить.

Зоя Петровна уехала в Мурманск и легла в больницу, о чем уведомила судью и попросила не рассматривать дело без нее. Но госпожа Загоскина закончила дело без потерпевшей стороны. Васильев был признан виновным по статье «оставление в опасности» и приговорен к 6-ти месяцам исправительных работ.

Сейчас Ирина Малявичева написала жалобу на приговор Сямженского райсуда в Вологодский областной суд. Она уверена, что областной суд разобьет ту стену, с которой она столкнулась в здешней глубинке.

на фото 1: Главный подозреваемый - Евгений Васильев - фактически обвинил погибшую женщину во всех смертных грехах...

на фото 2: И родители (на фото слева), и адвокат Ирина Малявичева уверены, что Олю Малышеву изнасиловали и убили.