ОДИН В ПОЛЕ

№23 (249) от 19 июня 2002 г.

ОДИН В ПОЛЕ


Череповецкий школьник за полгода четырежды судился с призывной комиссией, добиваясь права на альтернативную военную службу.

Его настольные книги - Конституция и «Справочник призывника». Второе издание скорее можно назвать «В помощь уклонисту»: здесь законы, касающиеся призыва, воинской службы, перечень болезней и социальных показаний, дающих право на отсрочку или «белый билет».

«Я - не уклонист, - заявляет 11-классник Константин Богачев, - я хочу отслужить, исполнить свой долг. Не понимаю только, почему служить должны исключительно в военной форме».

У череповецкого военкомата на этого 17-летнего парня вырос огромный зуб. Все призывники как призывники. Одни идут кирзу топтать, другие валяются в больницах, ходят под себя, лишь бы получить «откос», третьи - хоронятся по щелям. А этому - больше всех надо. Его ведь еще не призывают - молодой. Окончит школу, поступит в вуз (ведь почти отличник), получит отсрочку и вообще забудет об армии. Так ведь нет, - действует на нервы людям в хаки.

Случай Богачева нетипичен. «Умников», которые требуют альтернативной службы, рассчитывая таким образом «закосить» до поры, - предостаточно. Один мой знакомый студент-заочник юридического вуза превратил тяжбы с военкоматом в своеобразную работу. Судится, получает необходимую юристу практику и служить не идет. Другое дело, когда права на АГС добивается человек, которому призыв пока не грозит.

Мы встретились с Константином, когда он сдавал выпускные экзамены. Несмотря на сильнейшую нагрузку, школьник не забывал о главном. Побеседовав с журналистом, отправился с папочкой в городской суд - подавать очередную жалобу.

С одной стороны - государственная машина со всеми ее методами воздействия на гражданина. С другой - школьник, дома у которого нет даже телефона и компьютера, жизненно необходимых в его борьбе. Опытные люди знают, кто обычно одерживает верх в противостоянии человека и системы. Костя Богачев тоже об этом слышал, но верить не хочет.

Он, пока не достигший совершеннолетия, не может даже самостоятельно выступать в суде. Его интересы представляет мама - Татьяна Евгеньевна - фельдшер средней школы. Адвокатов Богачевы не нанимают.

«Я много консультировался с адвокатами, но помощи от них... В основном они с меня деньги драли, и все. У меня судебной практики не было, так что я очень много ошибок сделал, конечно».

С января по май этого года состоялись уже четыре процесса. Лишь один суд, самый первый, частично удовлетворил жалобу школьника. Затем следовали отказы - один за другим.

Я попросил прокомментировать Костину позицию его педагога. Директор 40-й череповецкой школы Ольга Кузнецова: «Очень жаль, что наши выпускники занимают такую позицию. Грустно, что наши мужчины занимают такую позицию. ...Я считаю, что у него просто патологический страх перед службой в армии. Косте нравится быть в центре внимания... Может быть, таким образом он компенсирует недостаток общения».

Кстати, один из выпускных экзаменов 11-классник сдавал по «профильному» предмету - ОБЖ (бывшая «Начальная военная подготовка»). Написал реферат: «Альтернативная служба в США и странах Западной Европы». Комиссии ничего не оставалось, кроме как поставить изучившему вопрос выпускнику «пятерку».

День, когда Богачев добьется своего, станет катастрофой для череповецкого военкомата. Только в весенний призыв нынешнего года, по данным местных журналистов, 84 человека подали заявления с просьбой направить на АГС. Удовлетворить хоть одно - значит, вызвать настоящую лавину.

Тем временем прецедент уже создан - в московском суде удовлетворена жалоба призывника. В Нижнем Новгороде юноши проходят альтернативную службу в Первой градской больнице. Константин Богачев получил уведомление об этом из нижегородской мэрии.

- Почему альтернативную службу представляют только как вынос горшков в больницах? - недоумевает он. - Ведь есть много сфер, где требуются рабочие руки, тем более молодых мужчин. Пожарная служба, например...

- Зачем все-таки дразнить гусей? Ведь все может сложиться самым неприятным образом? - задал я Косте напрашивавшийся вопрос.

Он откровенно не понял:

- Я не могу проиграть. Ведь на моей стороне Конституция, основной закон. Если не в местных судах, то в Верховном, или Конституционном я докажу, что прав. А они - нет.

Он молод. Такие категории, как: «Мало ли что в законе написано», «так всегда было», «один в поле не воин» - для него не существуют. Наверное, до поры не существуют.

Несколько подъездов многоэтажки на улице Наседкина, где живет Богачев, заселены офицерами. Каждый день оппоненты - сотрудники военкомата и школьник - встречаются на улице. И расходятся отстаивать правду. Каждый - свою.

0
0