Последняя из могикан

№23 (249) от 19 июня 2002 г.

Последняя из могикан


Первые пионеры - особая порода людей. Они удивляют и в 90 лет.

«Пионеры юные, головы чугунные!» - кричат уличные мальчишки, и в детей с алыми галстуками летит град камней...

1922 год. В строю первого пионерского отряда города стоит маленькая худенькая, но с упрямым огоньком в глазах девчушка. Она самая младшая, ей 11 лет, и зовут ее Нина Лаврова.

«Вологда была пыльным деревянным городом. Может, и были какие-то учреждения культуры, но мы, дети рабочих, ничего этого не видели. Рабочие жили на самых окраинах трудно и голодно, ведь тогда едва-едва кончилась гражданская война», - рассказывает, ласково улыбаясь, подвижная старушка в белой косынке. Нина Дмитриевна Лаврова. Единственный оставшийся в живых участник первого пионерского отряда. Ей 91 год.

«В моем классе, в школе №5, пионеров было только трое, а все остальные - дети священников, купцов, дворян. Нас не любили. Помню, как-то мы фотографировались всем классом, так учительница заставила меня поверх галстука надеть белую пелерину: «Иначе фотографироваться не будешь!» Но мы изо всех сил верили в свое будущее».

Ради счастливого будущего они легко отказывались от детства. Наверное, потому, что были одногодками своей новой азартной страны. А потому с одинаковой страстью боролись с неграмотностью (каждый пионер должен был обучить не менее пяти человек), показывали спектакли малышне, озеленяли родную Вологду...

«На месте нынешнего парка ВРЗ был пустырь, свалка, а пионеры и комсомольцы устроили вместо нее сад, - рассказывает Нина Дмитриевна. - И каждый день я ходила туда поливать посаженное мной деревце».

А жизнь подбрасывала гордой молодежи все новые испытания.

«В 1930 году после окончания Вологодского педагогического техникума меня назначили воспитателем в дошкольный детский дом в селе Чебсара Вологодского района. Горю моему не было предела: я же уже настоящий учитель! И вдруг сидеть с маленькими детьми!» - до сих пор при воспоминании об этом у Лавровой немного дрожит голос.

Но пионерское движение требовало от своих бывших воспитанников полной отдачи. Приказ, данный комсомолке Лавровой, был предельно ясен - создать пионерские отряды на селе. Ее давняя мечта осуществилась в 32-м году. И с того времени практически до самой пенсии Нина Лаврова проработала сельским учителем.

Но язык не поворачивается назвать ее «простым учителем». Гордость за свою жизнь видна в каждом ее слове и жесте. «А знаете, чем я действительно горжусь более всего? - смотрит прямо в глаза Нина Дмитриевна. - Тем, что дала стране столько рабочих: у меня 5 детей, 13 внуков и 22 правнука - и все они простые рабочие или учителя. И я рада, что среди них нет ни одного «нового русского».

...Недавно, выступая в тесном и душном помещении перед желторотыми пятиклассниками 8-й и 32-й школ, Нина Дмитриевна почувствовала себя плохо - сердце. Ей тут же подали стул и буквально десятки голосов участливо предложили: «Да вы садитесь! Рассказывайте сидя».

«Сесть перед детьми?! Да вы что?! Нет уж, никогда», - искренне возмутилась Нина Дмитриевна. Опираясь на спинку стула, она продолжила выступление стоя.

на фото: Больше всего вечная пионерка Нина Лаврова горда тем, что дала стране столько рабочих и ни одного «нового русского»!