Волчья кровь

№25 (251) от 3 июля 2002 г.

Волчья кровь


Поставлена точка в нашумевшем деле о зверском убийстве двух солдат в Череповецком военном институте радиоэлектроники.

Весь остаток жизни проведет за колючей проволокой 25-летний преступник из Череповца Юрий Тимофеев. Его напарник, 28-летний Виктор Игнатенко выйдет на свободу только через 25 лет.

Во вторник, 25 июня, областной суд признал Тимофеева и Игнатенко виновными в убийстве солдат-срочников - Сергея Соколова и Александра Ухалова, проходивших армейскую службу в Череповецком высшем военном институте радиоэлектроники. Кроме того, судья Виктор Дегтярев посчитал доказанными факты разбоя в отношении курсантов, а также попыток нападения на дежурную часть военного института и хищения партии оружия.

Юрий Тимофеев и Виктор Игнатенко познакомились несколько лет назад, работая на одном из череповецких предприятий. Тимофеев, несмотря на более молодой возраст, сразу взял в оборот более податливого Игнатенко. Задавив Игнатенко авторитетом, он рассказал ему, что трудиться всю сознательную жизнь каким-нибудь слесарем вовсе не собирается. В его наполеоновские планы входило создание разветвленной преступной группы, которая занималась бы убийствами, разбоями и прочими «шалостями».

Но для начала нужно было обязательно разжиться оружием. Самый реальный и в то же время безумный замысел сводился к нападению на дежурную часть военного института. Тимофеев, как выяснилось, в недалеком прошлом работал в институте, поэтому знал, где и что лежит.

Свой план Тимофеев с Игнатенко реализовали в ночь на 12 августа 2000 года. Чтобы проникнуть в институтскую дежурку, нужно было, во-первых, нейтрализовать караульных, а во-вторых, каким-то образом освободить доступ к оружейной комнате, выкурив оттуда дежурного офицера. С собой налетчики взяли толстые железные прутья, обмотанные изолентой.

К великому несчастью для 20-летних срочников Сергея Соколова и Александра Ухалова, в ту ночь на территории института дежурили именно они. Тимофеев с Игнатенко пробрались на территорию армейского вуза и, встретив патрульных, с видом бывалых военных предложили им выпить пива. Затем поступило предложение съездить в город и погулять в компании девочек. Соблазн был велик, и рядовые, предупредив сослуживцев о своем недолгом отсутствии, в веселом настроении пошли на последнюю прогулку.

Солдатики не успели даже выйти за ворота института, как новые знакомые обрушили на их головы серию ударов приготовленными прутьями. Сергей Соколов скончался сразу, а Александр Ухалов, получив тяжелейшие травмы, скончался через несколько часов, не приходя в сознание, на больничной койке.

Забив солдат, Игнатенко с Тимофеевым сняли с них одежду и, напялив форму на себя, приступили к осуществлению второй части дерзкого плана. От оружейной комнаты их отделял лишь единственный дежурный офицер, которого нужно было каким-то образом отвлечь. Тимофеев разлегся на лавочке (типа пьяный), а Игнатенко пошел к дежурному, чтобы сообщить о странном типе на территории института (типа внимательный).

Согласно плану, дежурный должен был клюнуть на уловку и пойти вместе с Игнатенко, чтобы проверить, что за кадр отдыхает на скамейке. Тимофееву оставалось отправить офицера в нокаут, и путь к оружию был бы открыт.

Дежурного спасла верность воинскому уставу. Когда Игнатенко рассказал ему о субъекте и попросил: «Ну, товарищ подполковник, пойдемте со мной, это совсем рядом», подполковник, оставшись в дежурке, вызвал дополнительный патруль. Игнатенко сообразил, что с патрулем им будет, скорее всего, не справиться, понесся к напарнику и намекнул, что пора сматываться. Оружия несостоявшимся преступным авторитетам так и не досталось.

По справке руководства института, на 12 августа в оружейной комнате хранилось 37 комплектов автоматов Калашникова, около 3000 патронов к ним, несколько пистолетов «ПМ», сигнальных ракет, штык-ножей и куча других боеприпасов. Кроме того, в сейфе дежурки находилось около 500 тысяч (!) рублей. Кстати, по признанию Игнатенко, если бы они все же добрались до оружия и в тот момент их застукали, они наверняка открыли бы пальбу.

Более полугода после убийства солдат Игнатенко и Тимофеев еще топтали череповецкую землю. А задержали их совсем по другому поводу. За эти полгода подельники засветились в нескольких кражах и разбойном нападении.

Кроме того, Игнатенко по просьбе дружка убил родную мать Тимофеева. Позже Игнатенко рассказал следователям, что Тимофеев задумал продать квартиру матери, жившей в Череповецком районе. Ничего более мудрого он не придумал, как попросить напарника убить женщину. В конце ноября 2001 года Тимофеев сам впустил Игнатенко в квартиру к матери, и тот задушил ее заранее приготовленной удавкой.

В том же 2001 году Тимофеев и Игнатенко были признаны областным судом виновными в убийстве женщины, а также в кражах и разбое и приговорены к длительным срокам. Обоих преступников отправили мотать сроки в разные колонии Шексны. Там кто-то из них развязал язык и проговорился о преступлении, совершенном в военном институте.

Только в начале уже 2002 года череповецкая милиция через полтора года после убийства курсантов официально заявила о раскрытии этого нашумевшего преступления.

Судебно-психиатрической экспертизой оба преступника признаны вменяемыми. Только вот у Игнатенко нашли легкую умственную отсталость, а обломавшегося грозу череповецкой мафии врачи определили как психопата с элементами шизоидного типа.

на фото: На воле жестокость потупившего взор Тимофеева (фото справа) и его подельника не знала границ.

3
0