Никто не хотел убивать

№26 (252) от 10 июля 2002 г.

Никто не хотел убивать


За гибель 22-летнего парня, мечтавшего попасть в ОМОН, ответит командир милицейского отряда.

О трагедии, происшедшей 4 марта нынешнего года в Череповце, «Премьер» рассказывал по горячим следам в публикации «Фатальный спарринг». Тогда еще не было ответа на извечный вопрос: «Кто виноват?»

Напомню суть дела. Шестеро претендентов на вступление в стройные ряды омоновцев сдавали в тот злополучный день один из «тестов». В спарринге новичок должен был выстоять три минуты, под ударами трех мастеров, бойцов отряда. В каждом раунде против претендента выставляли нового боксера. Бились в защитных шлемах и перчатках, которые, впрочем, мало помогли. Удары в голову и корпус, следующие один за другим, - пушечные. От «живой груши» не требуют показной техники. Условие одно - продержаться.

22-летний Сергей Смирнов выстоять сумел, но этот «экзамен» в итоге свел парня в могилу. Через 20 минут после боя он почувствовал себя плохо, потерял сознание. В больнице медики зафиксировали тяжелую черепно-мозговую травму. Три дня Сергей пролежал в коме. 8 марта, так и не придя в себя, скончался.

Руководство УВД провело служебное расследование. Никто в результате проверки не пострадал. Участники инцидента по сию пору служат в ОМОНе. Степана Новоженина, исполнявшего обязанности командира отряда, в конце мая начальник областного УВД Павел Горчаков утвердил в должности.

Череповецкая городская прокуратура, со своей стороны, возбудила уголовное дело по факту гибели Смирнова. Первоначально - по статье 111 ч.4 УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть».

И без долгого следствия было понятно, что виноваты все, и не виноват никто. Расплачиваться за трагические последствия кровавого спарринга должны были и командир отряда, и инструктор по физической подготовке, и врач, допустивший Смирнова до соревнования, и соперники Сергея. Но возложить ответственность за убийство, пусть и неумышленное, неосторожное, на кого-то конкретно нельзя. Никто не хотел убивать. И не делал этого. А парень погиб.

В процессе следствия выяснилось, что правила приема в ОМОН должным образом не прописаны. В нормативных документах МВД не предусмотрены рукопашный бой или бокс в качестве испытания претендента. Тем не менее спарринги проводились повсеместно, и все бойцы отряда через них прошли.

Единственный служебный документ, в котором спарринг в качестве экзамена упоминается, - это внутреннее положение, изданное 18 февраля нынешнего года и.о. командира череповецкого ОМОНа Степаном Новожениным. Ему и отвечать.

Но не за тяжкое преступление, предусмотренное 111-й статьей Уголовного кодекса, а всего лишь за превышение должностных полномочий. Новоженина в скором времени предадут суду. Потому что он командир и подмахнул неправильную «бумажку». А кого-то наказать нужно. Но за убийство молодого человека никто не ответит.

на фото 1: Сергей Смирнов не выдержал злополучного «теста».

на фото 2: 10 - 11 июля Степана Новоженина будут судить за превышение должностных полномочий.

1
0