ЗАГОВОР ТРЕЗВЫХ

№27 (253) от 17 июля 2002 г.

ЗАГОВОР ТРЕЗВЫХ


Сотни сямженских мужиков бросают пить и ударяются в молитвы. А сама Сямжа, похоже, хочет стать религиозными Нью-Васюками.

«Посмотрели бы вы на нас лет восемь назад: мы тогда были грязные, оборванные, валялись у магазина», - чуть улыбается Александр Фатеев.

«Все нас знали, потому что мы постоянно просили рублик, копейку на бутылочку», - смиренно добавляет Александр Князев. «А теперь посмотрите на нас», - повел рукой Павел Костыгин... Передо мной сидели восемь хорошо выбритых мужчин в чистых рубашках и наглаженных брюках. Говорят аккуратно, настойчиво извиняются, если нечаянно перебьют собеседника, над головами - самодельный плакат: «92 года мир с животными». Захотелось себя ущипнуть...

Ан нет, все происходит наяву в маленьком райцентре Сямжа, где среди всеобщего запустения и нужды глубоко пустила корни, наверное, самая диковинная организация в области. Они называют себя «Обществом христиан-трезвенников братца Иоанна Чурикова», будоража умы односельчан и нервируя церковь.

Еще бы не задеть за живое. С одной стороны - невероятно быстрое превращение горьких пьяниц в «ангелов во плоти» - не пьют, не курят, не матерятся, не изменяют женам, не едят мяса и сторонятся лекарств. С другой - убийственные характеристики пьющим и самозабвенное поклонение «братцу Иоанну Чурикову», которого считают никем иным как... Христом во втором пришествии.

Трезвость -

аномалия жизни

Пришествие же самих чуриковцев на сямженскую землю преподносится так. «Мы тогда жили только у магазина, - вспоминает Александр Князев. - Хоть и устали от пьянства, но ничего не могли поделать. Был у нас такой Петруха, пьяница тот еще. Как-то случайно он услышал по телевизору об этом обществе. Записал адрес и съездил в Питер. Приехал - не пьет неделю, а это уже для него было ненормально... Вот некоторые, посмотрев, что он не пьет, начали туда ездить».

Если точнее, то ездят в Вырицы, что под Петербургом, в крупнейшую в стране общину трезвенников, которой руководит знавший самого Чурикова

91-летний старец. Именно он «вправлял мозги» бывшим пропойцам с Вологодчины.

Желающие вступить в ряды трезвенников пишут так называемое «Обращение к Богу», своего рода договор, в котором просят «братца Иоанна» благословения и отпущения грехов. Эта бумага торжественно сжигается, и «новенькому» вручают три кусочка сахара («чтобы жизнь была сладкой), копейку («чтобы не знали бедности») и ладан («дабы в доме всегда было святое благовоние»). С этого момента, уверяют сямженцы, уже не хочется ни пить, ни курить, ни ругаться, ни есть мяса.

С каких это щей, спросите? Ведь медики вон годами бьются с алкоголиками, и без толку. То, что непосвященным кажется чудом, вполне объясняют психологи: тяга к вину вышибается более мощным стимулом. Проще говоря, один наркотик заменяется другим: зависимость человека от спиртного заменяется психологической зависимостью от религиозной группы «избранных». Да и то ненадолго...

Не случайно члены общины стараются держаться вместе (многие работают бригадами на стройках Москвы) и особо не скрывают, что часто собиратся семьями в молельном доме «для подзарядки» собственной веры. Того же поля ягода и демонстративное отрицание всего, что не совпадает с их взглядами.

Например, не признают ни одного мирского праздника, даже Новый год. Особенно неприязненно относятся к 8 Марта. Критикуют Президента за то, что поднимает бокал шампанского, поздравляя россиян с Новым годом.

«Господи! - не выдержала я, слушая председателя общества Александра Фатеева. - Ну а если представить, что вас вдруг пригласили сесть с Путиным за один стол, где стоит спиртное...»

«Нет, за такой стол не сяду», - упрямо повторяет Фатеев.

«Мы со всем миром общаемся, но не поддерживаем того, чем они занимаются. Отвращение к этому. У меня появились тысячи новых трезвых друзей. А в пьющих людях сидит дьявол, - добавляет его товарищ Евгений. - Все происходящие сейчас катастрофы - от пьянства... Все голубые, синие, зеленые, что сейчас появляются на свет, - это все нечисть. Скоро будет суд, на который они все попадут. Люди нас примут, Россия возродится. Наши люди будут везде!»

Кто в овечьей шкуре?

Неудивительно, что после такой беспощадной агитации чуриковцев многие жители Сямжи называют общину сектой, а то и вовсе «ненормальными». Немного побаиваются.

«Сначала со мной чуть не развелась жена, потому что я пил. Потом стал трезвенником, так снова начались конфликты, - рассказывает Фатеев. - Она не могла понять, зачем я молился. Сказала, что уж лучше бы я пил, чем стал верующим». Кстати, сейчас Фатеев - директор детской спортшколы в райцентре.

«Когда валялись в грязи, нас никто не ругал, нас жалели, - рассказывает один из трезвенников. - Да и сейчас иногда приходят и просят дать «на пять буханок хлеба». Понятно, зачем...»

Кстати, не исключено, что приходят и бывшие «посвященные». По крайне мере, местные милиционеры говорят, что многие мужики вне общины быстро «раскодируются» и снова пьют. И родня их снова тащит в молельный дом...

Жизнь иногда наступает на пятки даже твердокаменным чуриковцам. Как уже было сказано выше, они чураются лекарств, и даже при ангине и высокой температуре пытаются обходиться своими средствами: «Помолимся, молочка горячего попьем...». Правда, не так давно председатель общества Александр Фатеев сам пришел в местную больницу - у него воспалился аппендицит. Сделали операцию.

«Мы считаем, что это секта, - говорит священник Сямженской церкви Воскресение Христово отец Михаил. - Они отрицают таинства и причащения. Превозносят Чурикова как Иисуса Христа, считая его вторым пришествием Христа. А второго еще не было и когда будет, никто не знает, - это скажут все православные. Они нарушили первую заповедь, прославляя Чурикова как бога. ...И если там 700 человек, то я за три года окрестил 800. Некоторые от них приходят потом в нашу православную церковь. Там они не находят ничего хорошего, разочаровываются».

«Секта, - отвечали мне и другие служители церкви, с которыми удалось поговорить. - Дети сектантов чураются своих сверстников... А отказ от приема лекарств увеличивает риск осложнений и даже смертельного исхода болезни...».

Из досье «Премьера»:

«Общество христиан-трезвенников братца Иоанна Чурикова» - последний большой обломок «русского сектантства» XIX в.

Основатель - Иван Алексеевич Чуриков. Родился в 1861 г. в Самарской губернии,наводненной разными религиями. Занимался сельским хозяйством и торговлей, пока бизнес не рухнул и не заболела жена. Принял это как «божественный знак», раздал имущество нищим и отправился в странствия, проповедуя борьбу с пьянством.

Чуриков считал себя православным. Но в питерском архиве есть документ о признании его сектантом и отлучении от церкви. До 1929 г. проповедовал в Вырицах, где и был арестован ГПУ. Умер в 1933 г. при отправке в Бутырскую тюрьму.

Сейчас трезвенники расколоты надвое. «Умеренные» ученики видят в Чурикове только праведника и святого, считая, что «радикальные», признавшие его богом, превратили православную общину в секту.

на фото 1: Они гордо называют себя «пьяницами, вставшими на путь истинный».

на фото 2: Молельный дом в Сямже.

8
0