Кальсоны контрреволюции

№28 (254) от 24 июля 2002 г.

Кальсоны контрреволюции


Умереть с голода или стать врагом советской власти - такой выбор стоял перед вологжанами в 1918 году.

Немые свидетели тому - уникальные документы, найденные собирателем Геннадием Белинским.

Причем, как рассказывает Геннадий Петрович, эти пожелтевшие бумаги не валялись, как обычно, среди прочего хлама, а были тщательно спрятаны на чердаке одного из старых домов на улице Горького областного центра.

Итак, документ исполкома Корбангского волостного совета крестьянских депутатов Кадниковского уезда - постановление волостного собрания комитетов бедноты от 29 сентября 1918 года.

Оно предписывает «гражданину деревни Щекотово (уже не существует, ныне территория Вологодского района - Н.М.) Александру Осолодкину» сдать через неделю 1000 рублей на нужды Советской власти. И недвусмысленно предупреждает: «За неисполнение распоряжения Советской власти будете считаться явным контрреволюционером и будете переданы в распоряжение уездной Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революционерами».

«1000 рублей для среднего крестьянина в 1918 году были приличной суммой, - поясняет зав. отделом истории музея-заповедника Галина Козина. - Кулак еще мог заплатить эти деньги, для середняцкого и бедняцкого хозяйства такой побор - настоящий удар. Тогда около 1000 - 1200 рублей стоили две коровы, а в середняцком хозяйстве обычно как раз и были две коровы. А значит, их нужно было продать. А какой крестьянин без коровы?..»

К тому же комбеды заслужили себе дурную славу тем, что приписывали к кулакам и небогатых людей. Ведь в комитеты бедноты нередко собирались бывшие деревенские бездельники, сводившие таким образом старые счеты.

Что конкретно стало с крестьянином Александром Осолодкиным, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Но то что деньги он не заплатил и жизнь ему сломали, подтверждает второй найденный документ - «Копия с описи имущества Осолодкина А.А.».

Имеющаяся опись, скорее всего, неполная. Из нее утеряно несколько листов, на которых должны быть описаны скот и орудия труда. Но даже по оставшейся части можно с уверенностью сказать, что Александр Осолодкин бедняком не был, но и до богатея ему было далеко.

Изъятое имущество «кулака» было весьма скудным: портрет Ленина в рамке - 1, портрет Зиновьева - 1, чайные ложки - 2, столовая тарелка - 1, кальсоны - 1, колоколец - 1, шерстяной домотканый сарафан - 1, еще кой-какая посудишка и бельишко, из которого самые ценные вещи - одно шубное одеяло и один овчинный полушубок. В графах «ячмень», «сахар» и «соль» стоят прочерки. Хлеба не было у Александра Осолодкина, не то что 1000 рублей. Зато имелись портреты горячо любимых вождей и смена белья на себя и жену.

На клеймо «контры» и этого добра хватило, и жернова советской власти удовлетворенно чавкнули, перемалывая очередную жертву...

Из досье «Премьера»:

По данным комиссии при Президенте России по реабилитации жертв политических репрессий, жертвами незаконных арестов у нас в стране стали 32 миллиона человек, в том числе 13 миллионов - в период гражданской войны.

Более 4 миллионов наших сограждан реабилитированы в 1953 году, после смерти Сталина. Процесс реабилитации продолжается до сих пор.

По самым скромным подсчетам специалистов комиссии по реабилитации, наша страна за годы сталинского правления потеряла около 100 миллионов человек. В это число включены не только сами репрессированные, но и обреченные на гибель члены их семей и даже дети, которые могли быть рождены, но так и не появились на свет...

На фото 1: Опись убогого имущества - зачастую единственное, что оставалось от человека.

На фото 2: Деньги, которые были в ходу в 1918 году.

250-рублевка еще со свастикой.

2
0