Железное поле в стране «чудаков»

№29 (255) от 31 июля 2002 г.

Железное поле в стране «чудаков»


За свои 750 лет Устюжна успела побывать маленьким городом со столичным характером.

Это подтверждают и документы: небольшая Устюжна, где на исходе XVIII века проживали чуть более 500 семей, в прежние времена упрямо стремилась к совершенству.

За порядком строго следил первый городской голова Иван Средний Кашин и гласные местной думы. По субботам охваченные торговым бумом горожане и приезжий люд с утра спешили на главную площадь. Однако здесь их ждало разочарование: в центре взмывало вверх знамя - условный знак, запрещавший куплю-продажу. Только после полудня флаг спускали, и начиналась рыночная суета.

Та же городская дума, видимо, борясь с антисанитарией, еще в сентябре 1788 года разрешила продавать хлеб только в «пристойных лавках», в определенных местах (у Гостиного двора, городового магистрата, питейного дома) и при условии, чтобы «друг другу помешательства никакого не чинили».

Женатые хитрецы

Как и сейчас, в те времена народ активно «косил» от армии. Причем особо в этом преуспели устюженские семейные мужчины. Прослышав указ об очередном рекрутском наборе, они надолго убегали из дома и прятались.

Власти, конечно, были взбешены, ведь приходилось тратить деньги на поиски беглецов и призывать одиноких и «безочередных», то есть тех, кто должен был идти в армию в следующие годы. Кончилось тем, что всех женатых держали на строгом учете.

Запретные шалости

О стоимости квадратного метра жилплощади в то время никто не задумывался, недвижимость продавали целиком. Например, в 1830 году наиболее дешевые дома покупались всего за 10 рублей. Если же вам приглянулся самый дорогой особняк в городе, принадлежавший детям купца Михаила Стуловского, его цена была фантастической - аж 30 тысяч рублей. К слову, в 1855 году в Устюжне из 831 дома лишь 22 были каменными.

Через 20 лет город сделал еще один шаг к цивилизации. Власти постановили, что складированные на улице дрова должны занимать не более одной пятой ширины проезжей части, чтобы не мешать движению.

А возводимые дома просчитывались со скрупулезностью создателей пирамид. Высота крыш зданий, выходивших на улицу, ограничивалась третьей частью ширины строений. Если же дом находился во дворе, то размер крыши разрешалось увеличить, с единственной оговоркой, «чтобы не было безобразия».

Заботиться об освещени улиц обязали устюженских предпринимателей. Они за свой счет устанавливали и зажигали фонари у собственных заведений.

В деловой центральной части Устюжны действовал запрет на детские забавы. Запускать воздушных змеев, кататься на салазках, играть в мяч или городки можно было только на окраинах.

Навязчивый сервис «водителей кобыл»

Желающие работать извозчиками после уплаты налога получали в городской управе специальные билеты. Их надлежало прибить с левой стороны от кучерского сиденья, а по истечении года вернуть в управу. И лишь достижение 16-летнего возраста давало право заниматься извозом, и, свысока взирая на пешеходов, нарочито хриплыми голосами кричать: «Посторонись!»

Надо полагать, «водители кобыл» редко отличались скромностью, раз появились на свет такие предписания: «Не преследовать проходящих предложением услуг», не грубить, не бросаться сразу всем к клиенту, не подавать экипаж «во всю прыть». И без пререканий по первому требованию полиции или частных лиц бесплатно перевозить «поднятых на улице, заболевших, ушибленных или скоропостижно умерших».

Печальное для устюжан событие 1998 года - уничтожение огнем исторического здания пожарной части - подталкивает вспомнить местную «пожарную новость» образца 1905 года.

До того времени о возгорании сообщал колокольный звон этой же пожарной каланчи. Но нередко люди были в замешательстве - непонятно, в какую часть города бежать для борьбы с огненной стихией. И тогда, в апреле 1905-го, активисты Устюженского добровольного пожарного общества предложили использовать... храмы. Пожарная каланча имелась только одна, а церквей - 13. Поэтому и решили оповещать горожан о пожаре звоном с ближайшей колокольни.

... В 1918 году в Устюжне проживало примерно 6400 человек. И большинство из них, конечно, вряд ли осознавали, что начиналось самое безжалостное для их родного города время. Время, которое породило грустную шутку о том, что на смену древнему племени чудь на северные земли пришли племена других «чудаков» - большевиков...

на фото: Оглядываясь на столетие назад: бравые устюженские огнеборцы у пожарной каланчи. В этом же здании заседала ранее местная Дума.

3
0