БОЛЬШИЕ ЯЙЦА

№30 (256) от 7 августа 2002 г.

БОЛЬШИЕ ЯЙЦА


Спасая сына, Терентьевы бросили Петербург и начали новую жизнь фермеров в чагодощенской глуши.

«Не считайте этомужеством! - Наталья задумчиво опирается на вилы. - Если бы судьба заставила, вы бы тоже променяли цивилизованный город на какую-нибудь деревню».

Вот уже 13 лет семья Терентьевых занимается фермерством, оставив в Питере трехкомнатную квартиру и поселившись на хуторе Старое Огарево в чагодощенской глухомани.

Первая попытка

«У нашего первого ребенка была жуткая аллергия, - рассказывает 31-летняя Наталья, в прошлом инструктор по туризму. - Врач нам сказал: если хотим его сохранить, надо вообще уезжать из города!»

Тогда Терентьевы прикупили домик в Чагодощенском районе и переехали туда. В 1989 году питерцы приехали фактически на пустое место: догнивающие избы, разваливающаяся ферма, заросли лебеды, на всю округу - два жителя... На хутор можно было попасть только на тракторе, электричеством местное население обеспечивала дореволюционная подстанция, которая неделями могла «бастовать».

«Если есть деньги и материальная база, то тогда не трудно, - вспоминает хозяйка первые дни новой жизни. - У меня муж Саша, когда работал на железной дороге, хорошо зарабатывал. В первый же день он мне привез электрическую и газовую плиты, холодильник, а это, между прочим, 89-й год! Вот так и начали обживаться».

Наталья не скрывает, что вначале если не материально, то уж психологически было очень трудно. Иногда она по три раза в месяц выезжала из дикой деревни в Ленинград, чтобы вдохнуть глоток городской жизни.

Но постепенно хозяйство стало затягивать. Вначале были свиньи. Супруги вместе обустраивали заброшенную ферму и договаривались с местными организациями о кормах, перелопатили кучу литературы по свиноводству, и когда были закуплены первые поросята, знали о технологии их воспитания практически все!

Терентьевы готовили пятачкам снедь, сами же за ними и убирали. Потом прикупили коров. Доить Наташа научилась за один день. «Нашла бабку в близлежащей деревне, поставила ей бутылку водки и попросила показать, как это делается! - смеется фермерша. - Хватило нескольких часов, потому что бабушка к концу была уже никакая».

Супруги делали масло и ездили продавать его в Питер. Это было выгодно, несмотря на то, что до Чагоды было рукой подать. Но тогда в поселке у людей не было денег.

Деревенская жизнь хоть и со скрипом, но налаживалась. У Терентьевых множилось хозяйство, родился второй сын, первый забыл об аллергии. Только иногда Наталья ловила на себе завистливые взгляды местных и неоднократно слышала за спиной шипение: «Кулаки!» Терентьевскому достатку завидовали, особо не задумываясь о том, каким каторжным трудом он достается. Все эти годы и на ферме, и в свинарнике с утра и до ночи вкалывали только двое - Наташа и ее муж Александр.

Вторая попытка

- А почему все-таки решили разводить кур? - сам собой напрашивался вопрос, когда хозяйка на завтрак отварила яиц размером с мужицкий кулак. Таких в магазине не купишь!

- После того как у нас в 97-м году сожгли ферму, - на лицо Наташи набежала тень. - По официальной версии, пожар начался от случайно оставленного окурка. Я в это время в Питере была. Муж мне по телефону сообщил. Виновного так и не нашли.

Терентьевы тогда только развели руками. Сгорел коровник, вся домашняя скотина и все минеральные удобрения - всего на 5 миллионов рублей.

«После этого пожара мы полгода ничего не могли делать, руки опустились, - вздыхает Наталья. - Муж сильно переживал, даже заболел - язва открылась...»

После такого фиаско многие спиваются, а Терентьевы уехали в Питер. Александр какое-то время занимался частным извозом, супруга пекла пирожки и продавала торговцам на рынке. А потом уныние развеялось, как дым от пожара, и питерцев потянуло на пепелище в чагодощенский край, начинать все с начала. Всем бедам назло!

На хуторе имелось заброшенное здание, и, переоборудовав его, фермеры решили разводить кур.

«В одной из газет писали, что вы выращиваете кур породы Алкасекс. Это потому они такие яйценоские?» - не удержалась я от вопроса.

Наталья захохотала: «Алкасекс?! Это что-то новое! Похоже на название противозачаточных таблеток... А порода называется Хайсекс-браун».

Сейчас в терентьевском хозяйстве 600 несушек и около 2000 цыплят этой плодовитой породы. Каждые полтора года фермеры забивают «относившихся» кур и набирают новых.

«Очень благодарна одной сотруднице из Ленинградского птицепрома, - рассказывает Наталья. - Она сама родом из Устюжны и научила меня уму-разуму да помогла приобрести хороших породистых кур. А с Вологдой сотрудничать нет особого желания...» Почему? Оказалось, что они звонили в одну областную контору, ведающую птицей. Так столоначальники, узнав, что обращаются фермеры, отрезали: «Ничего вы не получите!»

Впрочем, упрямства Терентьевым не занимать. Сейчас в Чагоде у фермеров есть свои постоянные клиенты, которые, несмотря на высокую цену, все равно покупают яйца. «Они большие, вкусные и, что самое главное, - всегда свежие, - рассказывает Елена, постоянная покупательница Терентьевых. - А в наших магазинах возьмешь два десятка яиц, конечно, подешевле, так 8 штук обязательно тухлыми окажутся!»

Похоже, успехи фермеров теперь нервировали местные власти. «Вы нам создаете конкуренцию!» - однажды заявила одна начальственная дама. «Какая конкуренция! - возмущается Наталья, - у нас продукция гораздо лучше магазинной!»

Впрочем, есть надежда, что недоразумения с властями остались позади. «Налоги Терентьевы платят исправно, у нас к ним претензий нет», - сказали в районной администрации.

В планах фермеров - расширить географию сбыта яиц. Но это в будущем, а пока Наталья садится за руль «Нивы» и отправляется за несколько километров на свою «птицефабрику».

Из досье «Премьера»:

К уры породы хайсекс-браун

- плод долгой работы голландских генетиков и селекционеров. Сохранность молодняка - 97%. Сохранность взрослой куры - 94%. Maксимальный живой вес взрослой куры - 2 кг. Средний вес яйца - 63 г.

Куры породы хайсекс-браун отличаются лучшей сохранностью поголовья и низким расходом корма. Яйценоскость кур выше 90% сохраняется в течение 5 месяцев.

на фото: За 13 лет жизни на этой земле Наталья и Александр пережили и радость от выздоровления сына, и горе от сожженной фермы...

2
0