ЧЕЛОВЕК-МОЛОТ

№32 (258) от 21 августа 2002 г.

ЧЕЛОВЕК-МОЛОТ


Теперь Николай Митин знает: чтобы стать счастливым, надо пробиться к своему дару. А он есть у каждого...

Первое, что услышал новорожденный голубоглазый малыш, - звон кузнечного молота...

Только лет десять назад Николай Митин узнал, почему с детства его тянуло не к игрушкам, а к кувалде и сказкам о былинных богатырях-кузнецах. Лишь когда сын разменял пятый десяток, мама призналась, что родила его... прямо у кузни.

Металл накаляется, кузнец закаляется!

Ни много ни мало, двадцать лет Николай работал шофером в кирилловском ПАТП. Но не так притягивала баранка, как раскаленный металл, послушный кузнечному молоту, и живой огонь...

«Отправить провинившегося шофера в кузнечный цех было у нас наказанием. Но только не для меня! - вспоминает Николай Валентинович. - Я всегда просился на «наказание». Но при бывшей власти не отпускали меня в кузню. Говорили, что предприятию больше нужен хороший шофер, чем хороший кузнец».

Может быть, и остался Николай хорошим водителем, и со временем затухла бы в нем божья искра, да только голос сердца оказался сильнее. «Напросился! Иди, работай в кузню, раз тебе так хочется! - покрутив у виска, «благословил» его бывший шеф. С тех пор, с 1989 года, в жизни Митина начинается новый этап - счастливый.

«Кузница - для сильных людей!» - повторяет Митин. Семь потов с тебя сойдет, пока из-под молота выйдет подкова, церковный крест или топор, которые переживут несколько поколений.

Даже своим внешним видом мастер напоминает сказочного кузнеца: из-под кустистых русых бровей сверкают угольками глаза, прожигающие тебя насквозь. Мощные руки, косая сажень в плечах, открытое, чистое лицо, словно и нет за плечами прожитых 52-х лет. Немногословен. Но каждое его слово - твердое как булат.

«Для меня не существует слов «не могу сделать», - говорит Николай Валентинович. - То, что было сделано в кузнице, могу выковать и я». В этом был уверен Митин, когда еще только осваивал ремесло. Без оглядки брался за все. И ведь получалось, как будто кто-то невидимый подсказывал Митину!

Начинал с простого шоферского инструмента: монтажки ковал, молотки, да так набил руку, что теперь может с закрытыми глазами из железки полезную вещь выковать. «Кузнечное ремесло - это целая наука, - не мудрствуя лукаво, говорит Николай Валентинович. - Не буду хитрить, но давалась легко. Практикой я занимался постоянно, да и книги по кузнечному делу не оставлял. Видно, до такой степени хотел быть кузнецом, что мне кузница даже снилась!»

А спустя много лет, будучи уже признанным мастером, Николай Митин получил первый и единственный «выговор» за свою работу. «Что ж ты, Николай Валентинович, - шутя хмурил брови московский архитектор, - так поколдовал над воротами, что незаметно, где старая ковка, а где новая реставрация. Надо было хотя бы незаметный переход сделать!»

За реставрацию входных ворот Кирилло-Белозерского монастыря никто не брался - низ совсем прохудился, а мастеров не находилось. И в Череповце искали, и за пределами области... А мастер-то оказался совсем рядом.

Поначалу музейщики проверяли земляка. «А сможешь ли выковать такой вот гвоздь?» - и протягивали большую с квадратной шляпкой гвоздину. «Что сделано в кузне, то и мне по плечу», - резал Митин. А потом хранители и проверять забыли...

Сколько церковных крестов, старинных замков, ворот и мечей прошло через кузницу Николая Валентиновича, и не вспомнить: в Кирилло-Белозерском, Горицком и Ферапонтовом монастырях хоть сейчас устраивай экскурсию по митинским работам.

«На днях из Архангельска заказ пришел, - улыбается в предвкушении новой работы кузнец. - Там сгорела деревянная церковь, крест упал с 40-метровой высоты, покривился. Красивый крест, кружевной...» Задача - выковать точно такой же. «Ничего своего прибавить-убавить нельзя. В работу можно вложить только свой талант и душу!» - говорит Митин.

Путинская подковка

«Кузнец - всем ремеслам отец, во всех науках - мудрец, - похоже, запас народной мудрости у кирилловского мастера неиссякаем. - Взять, к примеру, ту же машину - самые важные ее узлы, а ведь они тоже выкованы!»

Уж кто кто, а Николай Валентинович знает, почему в старину многие сражения были проиграны лишь потому, что лошади были плохо подкованы. «Гвоздь выпал из подковы, и лошадь скользит, не может везти седока или груз, - объясняет кузнец. - Вот и Путину выковал маленькую подковку да хотел подарить на память, чтобы не скользил, управляя нашим государством».

Только вот митинский гостинец, выкованный всего за десять минут специально к прошлогоднему приезду Президента в Кириллов, так и не удалось лично в «царские» руки передать. Охранники не пропустили, но пообещали вручить. Но в таком случае дойдет ли до главы государства смысл подарка вологодского мастера?..

Золото не золото, не побывав под молотом

Но не количеством выкованных крестов гордится Николай Митин. Четыре сына - Сергей, Виктор, Саша и Иван - все прошли через отцовскую кузню. Поначалу над кузнечным ремеслом молодежь смеялась, а на вопрос: «Кем работает отец?», отводя глаза, отвечали: «Да кузнецом...»

Первым взял отцовскую кувалду Сергей. После года работы в кузне военное училище показалось для него землей обетованной. Глядя на старшего брата, и Виктор вечерами все чаще задерживался в кузнице. И куда-то насмешки пропали, и все чаще ребята с гордостью рассказывали, кто их отец.

«А вот третий сын - настоящий сын, - улыбается Николай Валентинович, рассказывая про Александра. - Когда мне об это сказали в роддоме, я не мог понять, почему настоящий! А сейчас, спустя время, знаю - талант в нем кузнечный спрятан!»

Еще в школе Саша пристрастился к молоту, металлу и сладковатому дымку, уходящему из горна. И сейчас работает в Кириллове кузнецом. По словам Митина-старшего, Саша по мастерству пока не перепрыгнул отца, но в сотню лучших кузнецов в будущем точно войдет! Именно он помогал отцу восстанавливать 4-метровые ворота Кирилло-Белозерского монастыря.

Младший, Иван, в этом году уедет на учебу в Вологду. Но и он не пропадет, считает Николай Валентинович, потому как закален в отцовской кузне и научен главному ремеслу - выживать. Одно наставление давал своим сыновьям кузнец Митин: «Сделай работу хорошо, не опозорь свою профессию и фамилию. Даже если попросят выковать скобу - вложи в нее частичку своего таланта и души!»

Кузнец своего счастья

«Да, я счастливый человек, - не скрывает мастер. - У меня четыре сына, которых я единственному не научил: пить, буянить и лениться. Есть любимая, понимающая жена, и работа, дарованная мне свыше». А дар божий спрятан в каждом человеке - уверен Митин, только не все могут к нему пробиться.

...Похоже, что мечта Николая Валентиновича возродить в Кириллове кузнечное ремесло сбывается. Его сын Виктор и сноха Валя в один голос заявляют, что уже их сынишка Ильюшка будет только кузнецом.

А тем временем полуторагодовалый малыш, не обращая внимания на взрослых, с серьезным видом стучит миниатюрным молоточком, выкованным дедом в честь дня рождения внука.

На фото 1: Николая всегда притягивали звон кузнечного молота и пылающий в горне огонь.

На фото 2: Врата Кирилло-Белозерского монастыря и замок с ключом от монашеской кельи - ручная работа мастера.