Святая простота

№48 (274) от 9 декабря 2002 г.

Святая простота

Заглянуть в душу актеру и поразиться - этот редкий шанс выпадает зрителям нового спектакля Театра для детей и молодежи «Лебединая песня».

Режиссер Борис Гранатов умело подогревает наше извечное любопытство и тягу к переживаниям: сотня зрителей сидит прямо на сцене. Разворачивающееся за кулисами действие происходит как бы не для публики, а потому манит ее еще больше...

Сюжет спектакля по пьесе Чехова прост: старый актер Василь Василич Светловидов уснул в театре после спектакля, а затем, проснувшись, обнаружил, что уже ночь, и все, кроме суфлера Никиты Ивановича (играет Вячеслав Теплов), разошлись. И вот два старика ночь напролет вспоминают роли, которым была отдана их жизнь.

Раскручивать ниточку воспоминаний начал Никита Иванович. Ему необходимо было утешить Светловидова, с горечью утверждавшего, что актер - шут, и что нет никакого искусства, и что жизнь он прожил зря... Но вот суфлер просит: «Ну, давай, ну, Василь Василич, давай». И привычная стихия захватывает старого лицедея.

Исполнитель роли Светловидова - заслуженный артист России Александр Межов - в этом спектакле многолик: то он Борис Годунов, то Сирано де Бержерак, то безутешный король Лир, то Гамлет, то Несчастливцев из «Леса» Островского.

И каждое «воспоминание» обставлено как мини-спектакль со своим светом, звуком, бутафорией и увлекало так, что когда эпизод заканчивался, хотелось продолжения именно этого действа, но сюжет тянул дальше - в следующую роль.

Но вот, продолжая сцену из «Леса», суфлер берет за руку Никиту Ивановича, и мимо сидящей публики они уходят в темный пустой зал театра, по спинкам кресел поднимаются наверх и, обернувшись, смотрят оттуда с печальными улыбками. Слезы не удержать...

на фото: Финал «Лебединой песни» трогает до слез...

0
0