ЖИЗНЬ №8

№3 (280) от 22 января 2003 г.

ЖИЗНЬ №8

Когда дорога становится частью души, даже 24 года езды по кругу покажутся одним мгновением...

«Дяденька, покатай!» - интернатская пацанва толкается у лобового стекла «Икаруса», заглядывает в кабину.

Николай Смирнов кивает головой: пущу не больше троих. Кто попал - блестящими глазами обшаривает каждый сантиметр водительского «дома»...

«Думал, что привыкну рано вставать, а не привык», - говорит Николай Иванович. 32-й год он крутит баранку, из них на

8-м городском маршруте - 24 года. Целую жизнь! Уже новое поколение пассажиров выросло. Сам Смирнов стал отцом двух дочерей, дедом двух внуков. А те девочки и мальчики, которые бежали к автобусу с книжками, уже ведут своих ребят.

Поехали!

Смирнов заводит будильник на 3.45 утра. В 4.30 за ним приезжает дежурный автобус. Перед сменой - обязательный медосмотр: пульс, давление, не принимал ли алкоголь... А потом - семь кругов Разина - Лукьяново - Разина.

«Нравится первый рейс в 5.37, - рассказывает Николай Иванович. - Все спят, машин нет. Лукьяново еще не проснулось, только кое-где огоньки в домах...»

Когда заканчивается проспект Победы, машину начинает ощутимо потряхивать, но Смирнов замечает: «Ближе к окраинам ехать легче: меньше транспорта, нет светофоров. Когда я начинал, на маршруте был один светофор - на перекрестке Горького - Чернышевского, а сейчас их 10. Работать стало тяжелее, чем 15 лет назад: машин в Вологде здорово прибавилось... Но у нас, как и раньше, - 74 минуты круг». За смену он проезжает 129 километров 400 метров.

Подъезжаем к табло с загадочными цифрами 42.77. «Это контрольный пункт, - объясняет водитель. - На табло зашифровано время: надо отмечать в путевке, как соблюдается график».

«Зимой легче ездить, чем летом. Летом тормоза дымят, мотор греется, через стекло печет... Самая трудная зима была 86-87 года. Морозы стояли за 40 градусов, страшно было выезжать, - вспоминает Смирнов. - В городе работали только пожарные, ремонтники и мы. И вся автоколонна справилась. Тогда директор выписал нам премию по 40 рублей за работу в особо сложных условиях.

А таких плохих дорог, как в этом году, давно не было. «Спецавтохозяйство» очень плохо чистит. Вот что это? - показывает на кучи снега у дороги. - И мне не подъехать, и пассажирам нормально не сесть.

Сложно везти и когда народу много. Тормозить надо сильнее, гармошка рвется... Такое ощущение, будто на себе везешь».

У переезда автобус встал. «Считается, если нет стоянки - смена «неправильная», - смеется Николай Иванович. - Если 7 - 10 минут стоим, то еще ничего, а летом - по часу... Железнодорожников не могу понять: бывает, встанет состав среди дороги и стоит. Неужели нельзя его придержать, чтобы людям спокойно ходить и ездить?»

Сразу за переездом «Икарус» обгоняет маршрутка. «Маршрутки надоедают, - констатирует водитель. - Видите, поехала? Перед самым носом заберет пассажиров или встанет посреди остановки. Это называется «недобросовестная конкуренция». А к троллейбусам я хорошо отношусь - мы одно дело делаем».

«Зайцы»

бывают разные...

Дорогу перебегает стайка молодых людей, торопясь на остановку. «Студенты поехали с технического училища, - кивает Николай Иванович. - Я многих пассажиров знаю в лицо, да и они меня. Бывает, стоит на остановке знакомый, поздороваюсь с ним кивком - и мне вся остановка кивает в ответ». Смеется.

Для пассажиров водитель остается самым главным человеком. Когда в салоне кондуктор не может справиться с пьяными дебоширами, Смирнов выходит наводить порядок. Его слово - последнее: сказал «вылезай» - и никуда не денешься.

«Есть еще «зайцы», - делился Николай Иванович. - Их и сейчас в салоне много - за всеми кондуктор не может уследить. Как-то смотрю: кондуктор с парнем спорит. Подошел, отобрал удостоверение, а в нем написано: «Управление делов по внешним связям по Вологодской области». Но и «зайцы» разные. Бывает, мужик постучит в кабину: нет денег, жена в вытрезвитель отправила, в салоне стыдно ехать».

Дорога из детства

Наш круг близится к концу. За окном плывет белый город. «Вообще, люблю работать зимой - не жарко, на дачу не надо ехать, в лес не тянет, в деревню!», - улыбается Николай Иванович.

Деревня Янгосарь Вологодского района - его родина. Там когда-то Колька Смирнов вместе с другими ребятами с восторгом смотрел на шикарную по тем временам машину колхозного шофера дяди Саши - ГАЗ-51. И бегали за ним: «Дядя Саша, покатай!»

...В 14.40 закончилась смена. В центре автобус с бортовым номером 100 уже ждет напарник Николая Ивановича Володя. Они пожимают руки, Владимир Буянов садится в кабину, а Николай Иванович идет на другую остановку - ехать домой. Пассажиром.

на фото: Смирнову доверили 8-й маршрут, потому что он один из самых длинных и трудных в Вологде.

0
0