Воровские художества

№5 (282) от 5 февраля 2003 г.

Воровские художества

И через шесть лет после раскрытия кражи «Ниагарского водопада» это преступление милиционеры называют самым громким в околокультурной жизни Вологды.

Даже недавнее ограбление квартиры художника Корбакова стало не таким заметным.

Может быть, потому, что время с точностью до наоборот изменило стоимость пострадавших полотен. Если принадлежавший Корбакову портрет царевича поначалу публично оценивался в несколько миллионов долларов, то теперь поговаривают, что за него вряд ли дадут... 500 «баксов». Небольшую картину «Ниагарский водопад» Ивана Айвазовского искусствоведы шесть лет назад оценивали в 15000 - 20000 долларов. Сейчас - в десять раз больше.

Только напрягаться нынешним мазурикам нет смысла. После того ЧП в музее подвели точечную сигнализацию к каждому полотну, и сейчас даже после случайного прикосновения к любому творению в считанные минуты у стен музея уже стоят милицейские уазики и люди с автоматами. А вот 6 лет назад...

Шедевр за пазухой

История была уникальной. Не случайно оперативники, которые нашли картину и задержали воров, и сейчас не рассказывают о всех подробностях. Даже несмотря на то, что почти все злоумышленники отсидели сроки и вышли на свободу.

«Воры до сих пор не знают, на каком этапе прокололись, и как мы вышли на их след», - говорит оперативник управления по борьбе с оргпреступностью Игорь Кайнов.

Идейным вдохновителем ограбления музея был некто Шубейкин, который до этого был «засвечен» в мелких аферах. Работу мариниста Ивана Айвазовского выбрали по нескольким причинам. Во-первых, это была одна из немногих картин в музее, которую можно было спрятать за пазухой. Во-вторых, фамилия художника широко известна. Хотя, по словам директора галереи Владимира Воропанова, в доме Шаламова было много других картин, которые стоили гораздо больше.

Воры несколько раз приходили в музей и тщательно изучали расположения комнат, лестниц и коридоров. Заглядывали и под картины, дабы убедиться в отсутствии сигнализации. В день похищения силы были четко распределены.

Один человек караулил около музея в машине, сам Шубейкин, вооруженный навесным замком и светошумовой гранатой (на случай появления милиции), стоял у входа в музей, еще трое направились в Шаламовский дом, где стали тщательно изображать великих ценителей искусства. Бродили по музею не один час. А когда убедились, что сотрудницы дома Шаламова уже относятся к ним почти как к мебели, начали действовать.

Один из грабителей спустился вниз и взял на всех троих одежду в гардеробе. Потом с возгласами: «Ну, куда же они подевались?!» - пошел «искать» приятелей. Те поджидали его у Айвазовского. Поскольку картина висела на втором ярусе, двое быстро подсадили третьего, и он обрезал веревки. Затем все оделись, а под плащом одного из воров был закреплен специальный мешок, куда и перекочевала «Ниагара».

Когда музей оставил последний участник преступной группы, Шубейкин накинул на дверь навесной замок, заперев внутри всех находившихся в здании.

Ловля на «немца»

Сначала похитители попытались продать полотно в каком-нибудь московском антикварном магазине, прося за Айвазовского большие деньги.

Но об этом быстро пронюхал московский криминалитет, решив перехватить картину. Вологодским воришкам пришлось просто бежать из первопрестольной, едва не поплатившись жизнью за свою наивность.

Стали искать покупателя уже в Вологде. На родине преступники действовали осторожней, «нащупывая» нужного человека среди многочисленных иностранных делегаций.

Вскоре они вышли на одного «немца», оказавшегося на самом деле подставным русским, только с отличным знанием языка. В момент предстоящей сделки Шубейкина накрыли опера. «Ниагарский водопад» лежал в багажнике его машины. С момента исчезновения картины прошло чуть больше 80-ти дней.

В конце июля 1997 года начальник областного УВД Николай Головкин в присутствии прессы доложил о том, что кража шедевра раскрыта, и торжественно передал картину директору музея. Но прежде чем Айвазовский занял свое законное место, реставраторы «подлечили» полотно, которое немного пострадало от скитаний по гаражам и притонам.

«Мне повезло, что в раскрытии этого преступления есть моя заслуга, - рассказывает оперативник Игорь Кайнов. - Наверное, любой сыщик, раскрывший подобное преступление, может сказать, что милицейская жизнь прожита не зря».

Правда, местные власти даже не отблагодарили тех, кто помог вернуть шедевр вологжанам...

2
0