Скорая поднебесная помощь

№14 (291) от 9 апреля 2003 г.

Скорая поднебесная помощь

Когда у людей из глубинки жизнь висит на волоске, у них остается одна надежда - на санитарную авиацию.

Они оперировали на двух сдвинутых столах в обыкновенной деревенской избе.

Светила только одна небольшая лампочка, да еще трактор «глядел» фарами в окно. Бабушка отгоняла от стола мух... Так врачи санитарной авиации спасали роженицу в одной из деревень Вожегодского района. Перевезти будущую маму даже в ближайшую больницу было уже невозможно - слишком тяжелый случай.

Женщине повезло: и ее, и ребенка удалось спасти. «А кто родился, девочка или мальчик, я уже и не помню - лет 10 или 15 прошло», - улыбается заведующий отделением экстренной и плановой консультативной медицинской помощи Михаил Карачевцев.

На счету наших врачей - сотни спасенных жизней. На вызовы из районов им приходится выезжать или вылетать почти каждый день.

Вертолет в болоте

Этим медикам, привыкшим работать в экстремальных условиях, есть что вспомнить. Например, как однажды прямо над лесом отказал двигатель вертолета «Ми-4», который вез врачей на вызов в Бабушкино. Внезапно в салоне стало ненормально тихо, а уже через пару секунд машина, кроша деревья, ухнула вниз.

«В тот момент страха не было, испугаться я не успела, - рассказывает фельдшер Валентина Павлова. - Страшно стало потом».

Тогда, 9 апреля 1983 года, медиков спас случай: вертолет рухнул прямо в болото. Единственным пострадавшим оказался бортмеханик: получил травму позвоночника. Больного из Бабушкина на следующий день привезла в областную больницу другая дежурная бригада санавиации.

Подобное случается, конечно, редко. Чаще в аварии попадают санитарные машины - и тогда врачи сами оказываются на больничных койках.

Особенных проблем с машинами у «экстремальных» медиков нет: днем дежурит пять машин, ночью - две. С авиацией хуже: собственной никогда не было, а летать приходится по договору с Вологодским авиапредприятием - на вертолетах, совершенно не оборудованных для перевозки больных.

«Обходимся носилками. А там - кому из врачей как удобнее: кто их на пол положит, кто - на сиденья, - рассказывает Михаил Карачевцев. - К сожалению, специальных санитарных вертолетов в России нет вовсе, хотя иностранные разработки имеются».

Средства для полетов медиков выделяет область - правда, нестабильно. Так, за весь прошлый год дали 6 миллионов рублей (в среднем для нормальной работы требуется 10 миллионов), и то «урывками». Зам. начальника департамента здравоохранения Михаил Дуганов объясняет это трудным финансовым положением и говорит, что из-за задержек с полетами никто из больных не умер.

В этом году на санавиацию уже выделили 5,6 миллиона рублей. «Но это только начало года, - говорит зам. директора Вологодского авиапредприятия Александр Воробьев. - Строить какие-то планы в финансовом отношении пока невозможно».

Особенности

национальных чудес

«Любимые» праздники сан-авиации - открытие охотничьего и купального сезонов. Из-за так называемой «травмы ныряльщика» (когда, нырнув, ударишься головой о камень или дно) в районы приходится летать каждый год. А уж про шальную пальбу - это отдельная песня...

Однажды в Белозерском районе собрались приятели поохотиться на кабана. Как и положено, выпили по чуть-чуть. И вдруг видят: в кустах кто-то зашевелился. «Кабан!» - и давай стрелять.

А «дичь» вдруг завопила человеческим голосом! Оказалось, охотники перепутали со зверем проходившего мимо человека - и прострелили ему руки и кости таза. Прилетевшим медикам пришлось оперировать на месте. К счастью, спасли.

Каждый день врачей сан-авиации начинается с обсуждения итогов прошлых суток. Накануне нашего визита из Никольска привезли в реанимацию детской больницы новорожденного с пневмонией, потом - 11-летнего ребенка с черепно-мозговой травмой, а пациента с ожогом доставили в Череповец... За сухими фактами отчетов - судьбы, трагедии и настоящие чудеса.

Таким чудом стало, например, рождение мальчугана в Междуреченском районе ровно через два часа после наступления 1995 года (его маме делали кесарево сечение). Если бы не эти люди, готовые в любую минуту прийти на помощь, малыша могли бы не уберечь...

Айболиты бегут от нищеты

Жители районов страдают от нехватки врачей. К примеру, в поликлинике Грязовецкого района на прием к терапевту больные записываются за несколько недель.

«Талончиков к терапевту сегодня нет», - этот ответ из регистратуры для грязовчан и жителей окрестных деревень стал уже привычным. Записываться на прием им приходится загодя. Терапевт примет только в течение месяца со дня обращения. Виной всему - нехватка специалистов.

Рассказывает Вячеслав Коновалов, главный врач поликлиники: «У нас на район всего пять терапевтов, в городской поликлинике работают два. А специалистов нужно в два с половиной раза больше. Но работать люди, особенно молодые, в сельское здравоохранение не идут. Зарплата врача, проучившегося 7 лет, - 1200 рублей. При этом никаких социальных гарантий молодой специалист не получает. Среди пяти терапевтов нашего района молодых нет».

Те же беды и в других районах. Особенно нужны участковые терапевты, педиатры и хирурги. «И пока власти не возьмутся всерьез за решение этой проблемы, мы вряд ли что-то изменим, - говорит Вячеслав Алексеевич. - Согласитесь, зарплата 1200 рублей для врача - это унизительно».

на фото 1: На счету медиков санавиации - сотни спасенных жизней вологжан.

на фото 2: Карачевцев знает немало примеров того, когда сами медики смертельно рисковали. Одно падение вертолета чего стоит!