БЛАГОСЛОВИ ЗВЕРЕЙ!

№15 (292) от 16 апреля 2003 г.

БЛАГОСЛОВИ ЗВЕРЕЙ!

Мастерство чучелятника Александра Евдокимова сродни искусству художника и шамана.

В маленькой комнатке стоит бурый медведь, чуть поднявшись на задних лапах. Косолапый будто вышел подкормиться на овсы, да и прислушался: нет ли кого на поле?

А рядом на сосновой ветке, вытянув шею, сидит заматеревший старый глухарь. И, кажется, хватит единого звука, чтобы птица, тяжело хлопнув крыльями, поднялась вверх.

В четырех стенах мастерской, где оживает природа, - профессиональное царство Александра Евдокимова - фельдшера по диплому и таксидермиста по призванию.

Детства

легкие крылья

«Чучелятником» надо родиться, - считает хозяин. - Надо уметь рисовать, лепить, но еще и дар особый нужен». И его увлечение тоже родом из детства, которое прошло в деревне Деревенька Вожегодского района: «Мальчишкой я держал птиц и зверюшек разных, больных или подранков. Содержал по малолетству неумело. И когда они умирали, мне было их жаль. Хотелось сохранить их красоту, как бы оживить...»

Позднее за учебой, работой и семейными хлопотами времени на хобби почти не оставалось. Но любимое дело не забросил. И всерьез занялся им два года назад, когда переехал в областной центр.

«Город безрадостно встретил. Вологда - девка северная: словам не верит, ее делами брать надо», - посмеивается мастер. Признание местных охотников пришлось завоевывать своими работами. Поначалу было трудно, но со временем к Евдокимову потянулись и большие люди, увлеченные охотой. Имен Александр не называет: не потому что боится, - просто не хочет хвалиться знакомствами. Ведь на охоте званий нет, в лесу все равны.

Охота за красотой

Сам чучелятник ходит на охоту больше за природой понаблюдать. Подмечает все и вся: красивые ветки и необычные пни, движения зверя, его пропорции, как ложатся складки его шкуры, как работают мышцы...

«В нашем деле важно все. Мелочей нет», - Александр Владимирович достает из папки многочисленные фото зверей. Есть и видеозаписи с животными. «Иногда в городе иду по улице, смотрю, ветка красивая, забираю ее. А люди на меня смотрят как на дурака, думают, вот ведь, и не пьяный вроде!» - смеется и тут же вспоминает важное: «А в парках тут деревья есть с таким мхом роскошным - загляденье!»

Изготовление чучела и впрямь напоминает работу художника и скульптора. Сначала делаются рисунки, слепки из пластилина. Само тело животного изготавливается из пенопласта, потом на этот каркас надевается шкура. «С медвежьими шкурами есть трудность - избавиться от жира и его запаха, - рассказывает Евдокимов. - Но тут мне природа помогает - я вымачиваю шкуры в особом составе».

Скульптуру животного Александр Владимирович делает сам. Хотя многие таксидермисты заказывают основу чучела (само тело зверя) в специальных фирмах. «Там, конечно, профессионалы-скульпторы работают, - поясняет мастер, - но зато все стандартно: какую голову сделали, такую и обтянешь кожей, какую позу придали, такая и будет. Не развернешься».

Челюсти для чучела тоже самодельные - из пластмассы. Ведь настоящие зубы зверя быстро ломаются. «Тут нужно знать начатки зуботехнического дела», - Александр демонстрирует множество слепков, похожих на те, что делают людям в стоматологии.

Верные помощники

В увлечении Александра поддерживают и жена Елена и сын Володя. А еще... инструменты, о которых мастер говорит как о друзьях.

«Я кайфую от хорошего инструмента, - Александр берет в руки электролобзик. - Я за ним едва успеваю». Про неказистый на вид нож, которым работает над чучелами: «Настоящий нож - будто талисман. Как привяжется к семье, так и живет с ней, охраняет ее. Вот вы замечали, что в семьях очень старые ножи есть? Вроде бы столько лет проходит, а они никуда не теряются и верно служат».

Его мечта - со временем приобрести аэрограф - специальный прибор для распыления краски, которым можно даже рисовать. На ладони мастер показывает чешуйки от сосновой коры: «При солнечном освещении она хорошо смотрится, а при комнатном теряет вид. Вот я и думаю, как сохранить эффект?»

По признанию нашего героя, после завершения очередного чучела он всегда чувствует себя вымотанным: «Дело это все-таки не Божье... Поэтому часто, окончив работу, я иду в церковь. Помолюсь - и полегчает. А зверь за это время словно оживает за счет меня».

Кстати, дети часто словно наделяют душой чучела животных: дружат с ними, разговаривают, рассказывают о своей жизни. Александр Владимирович поведал о маленькой дочке приятеля, плакавшей, когда пришлось по какой-то причине отдать чучела совы и глухаря, долго стоявшие в квартире.

Вершиной творчества таксидермисты считают чучело спящего зверя. «Оскал просто передать, а ты попробуй изобрази, как мышцы отдыхают, как лапа во сне откинулась, - поясняет мастер. - Что глаза закрыты не потому, что делать их не умеешь, а потому что зверь их закрыл.

Я у всех про свои работы спрашиваю: как тебе? Пусть мне скажут люди - дети, девушки, мужчины - что они видят, когда смотрят на чучела, и что они хотят видеть. Ведь хочется с годами создать то, что радовало бы людей».

на фото: В мастерской Александра Владимировича природа оживает...

2
0