Невыносимая легкость бытия

№15 (292) от 16 апреля 2003 г.

Невыносимая легкость бытия

Новое ЧП в Федотов-ском гарнизоне - 6 апреля повесился прапорщик в/ч 39163 Александр Воронин.

Александр служил в группе «объектив-контроля», которая после приземления самолета дешифрует показания его датчиков и систем (так называемые «черные ящики»).

В воскресенье, 6 апреля, в 15.30 Воронина нашли в общежитии №3 висящим в петле в своей комнате, куда он переехал буквально за неделю до этого.

Причин, толкнувших военного на суицид, называется много. Примерно месяц назад от прапорщика ушла жена. Он сильно пил. Со слов сослуживцев, в последнее время Воронин пребывал в состоянии сильной депрессии: «Просто крыша поехала от окружающей его действительности». Грешат также на командование части, не уделяющее должного внимания проблемам подчиненных, скудость быта в Федотово, разбитую личную жизнь...

Военная прокуратура проводит проверку по факту гибели военнослужащего. Длиться она может десять дней (прокурор волен продлить до месяца). Но узнать в ходе проверки можно далеко не все, что требуется.

Вот что говорит по этому поводу помощник прокурора Вологодского гарнизона майор юстиции Юрий Платонов: «В связи с введением нового УПК расследование подобных дел сильно затруднено. В ходе прокурорской проверки можно провести расследование обстоятельств смерти. Но установить с привлечением экспертов психическое состояние и выявить другие причины, побудившие человека принять такое решение, стало практически невозможно».

Проще говоря, проверка может выяснить, сам ли человек повесился (и каким способом) или ему «помогли». А вот причины можно выяснить лишь возбудив уголовное дело - по статье 110 УК «Доведение до самоубийства». Но дело по этой статье можно возбудить лишь в отношении конкретного лица (супруги, командования, сослуживцев и т.д.). А объективных данных, чтобы «назначить» кого-то из этих персон фигурантом дела, нет.

Необходима психолого-психиатрическая экспертиза Воронина, при которой изымаются письма погибшего, личные и служебные записи, допрашиваются сослуживцы, начальство, соседи, знакомые, «поднимаются» акты всех прошлых психологических исследований. А проанализировав все, эксперты и отвечают на главный вопрос: «Толкнули самоубийцу на крайний шаг, или он сам «дошел до ручки» в силу натуры».

Однако новый Уголовно-процессуальный кодекс позволяет проводить психолого-психиатрическую экспертизу лишь в рамках уголовного дела. Которого завести не на кого. Замкнутый круг.

В принципе, решить проблему с экспертизой можно в порядке гражданского судопроизводства. Ее может назначить судья по заявлению родственников погибшего. Но в случае с прапорщиком Ворониным надежды на это мало.

1
0