СТРАНА СЛЕПЫХ

№17 (294) от 30 апреля 2003 г.

СТРАНА СЛЕПЫХ

У них - слабое зрение, но сильный характер.

-А мыши здесь сгрызли все стены! Бегают отрядами! - отворяет Александр дверь на первый этаж.

- Ну, я бы не сказал, что здесь так много мышей. Во всяком случае, не так, как где-то рассказывали: разрушили стену, а там прям дупло крысиное, - басит Владимир Комаров.

Спор о количестве мышей стихает, не успев начаться. Мнение Комарова решающее. У него, почти у единственного обитателя этого общежития, - нулевое зрение. Он абсолютно слепой. Может, поэтому у него - абсолютный слух и самое верное представление о том, сколько мышей шныряет в двухэтажной деревянной развалюхе в самом центре Вологды - на Добролюбова, 16.

Эта деревяшка и впрямь больше похожа не на человеческое жилье, а на скрипучую мышеловку. Но живут здесь именно люди. Почти слепые. И хоть они не видят дыры в стенах и трубы, которые гнутся от того, что дом разваливается, они физически ощущают смерть каждой дощечки. А что чувствует человек в умирающем доме? Наверное, постоянный страх.

Из огня да в полымя

За 20 лет жизни в общаге на Добролюбова почти сорок слепых привыкли друг к другу. Сосед не удивится, когда ты переспросишь в магазине цены, написанные слишком мелко, а продавщица процедит сквозь зубы: «Там все написано». Он, скорее, будет поражен, если тебя примут на хорошую работу. Ведь слепые не нужны слабому государству.

А вот назвать слабыми этих людей язык не поворачивается. Они научились жить, используя вместо глаз руки и уши: кто идет в музыканты, кто - в массажисты... Только в собственном доме они чувствуют себя бессильными.

«Построен он в... 1889 году, - ведут по двум этажам. - Когда-то здесь жила прислуга, а барская семья располагалась в соседнем особняке». Спустя век история повторяется: рядом с развалюхой - новые шикарные коттеджи.

Но слепых это не раздражает. Других забот хватает. Три дня назад мальчишка с улицы позвал их. Оказалось, кто-то поджег прошлогоднюю траву. Уже занялся огнем кустарник в полуметре от дома. Пожар погасили 10 ведрами воды.

«Это не то, что три года назад, когда едва спаслись, - рассказывает Женя. - Тогда ремонтники отключили воду, чтобы заменить пару сгнивших труб. От сварки стали тлеть перегородки. А воды-то и нет!» После этого случая диспетчерская вызовы слепых не записывает. Какой там ремонт, говорят, деньги - на ветер.

По словам Ольги, хорошо изучившей историю дома, общежитие ремонтировалось капитально лишь в 1977 году. С тех пор пару раз поправили стены и потолки. В итоге все комиссии признали здание непригодным для жилья. Еще бы! Фундамент разрушен, потолки и стены сгнили и промерзают зимой, кровля протекает, воды горячей нет. Чтобы постирать, слабовидящие и совершенно слепые вынуждены греть воду ведрами на газовой плите и носить кипяток в ванну. Трубы газового снабжения гнутся от осадки, и все чувствуют запах газа...

«Меня не раздражает, что холодной воды нет, - говорит Владимир Комаров. - Привык. Меня раздражает это постоянное кипячение. Стены сырые да замок заедает входной».

Они привыкли ко многому. Моются в бане и у друзей. Стараются не обращать внимания на жуткую тесноту. Мать с тремя детьми живет в 11-метровой комнате, двое человек делят 7 квадратных метров. Но предел выживания - это 5-метровая комната музыканта Олега Тимофеева. Помещается только кровать и тумбочка. Одежда висит на стенах.

Они привыкли за 20 лет и к тому, что все их дети выросли больными: пиелонефрит, анемия и сниженный иммунитет к простудным заболеваниям.

«Хотя бы ради детей»

А еще они привыкли к постоянной борьбе за свои права. И многое получается. Но свое право на нормальное жилье никак доказать не могут. Вроде и комиссии приезжают, и дом признали непригодным, и поставили на очередь... Но дом умирает каждый день, и каждый день они спрашивают себя - сколько ему еще осталось?

Подбные вопросы они задавали десятки раз всем - от местных чиновников и депутатов до Президента. Ведь по России есть программа переселения из ветхого и аварийного жилья! «Вера Логинова (начальник жилищного управления - М.Ч.) сказала нам на последней встрече 14 апреля, что дом наш для жилья непригоден, но не аварийный и угрозы обвала нет, хотя комиссии написали иначе!» - возмущаются жильцы.

А вот глубокомысленный ответ начальника департамента строительства, энергетики и ЖКХ Виктора Рябишина: «Ваше обращение находится на рассмотрении... В связи с необходимостью дополнительной проработки Вашего вопроса с администрацией города Вологды ответ Вам на обращение будет дан дополнительно». И это после того, как слепые годами «бомбят» своими письмами и городскую администрацию, и «Белый дом»...

«Мы не успокоимся, - уверяют жильцы, раз за разом сталкиваясь с чиновничьей слепотой и глухотой. - Мы вот сфотографировали все наши дыры и отослали Путину. Подпорки поставили, чтобы потолок не обвалился». И тут же смеются: «В коридоре - света нет? Ну и что? Может, они думают, раз слепые, так и свет не нужен?»

«Понятно, что мы никому не нужны, - садится на любимую скамейку доживший в общежитии до 50-ти лет Владимир Комаров. - Но бороться надо. Хотя бы ради детей. Пусть они будут счастливыми...»

на фото 2: «Понятно, что мы никому не нужны, но бороться надо.

Пусть хотя бы дети будут счастливыми», - говорит

Владимир Комаров, самый авторитетный человек в общежитии на ул. Добролюбова, 16 (здание на фото вверху).

на фото 3: Эти подпорки поставили, чтобы не упал потолок.

1
0