Ой, Вань, гляди!

№26 (303) от 2 июля 2003 г.

Ой, Вань, гляди!

За считанные дни театральный фестиваль «Голоса истории» оброс и радостями, и казусами.

Культурный прорыв

Благодаря этому проекту Вологда с обочины театральной жизни выдвинулась к центру.

Критики называют наш город театральным, а именитые ре жиссеры почитают за честь приехать летом к стенам вологодского Софийского собора.

Сразу несколько трупп, режиссеров, критиков - возможность общения, профессионального роста и радость для зрителей. К сожалению, среди вологжан немного счастливчиков, попавших на конкурсные спектакли. Но, как пояснили в оргкомитете, давать по несколько раз спектакль невозможно - не хватает денег на размещение гостей.

Тем не менее «Голоса истории» - один из самых «богатых» театральных фестивалей России. И стал известен даже за рубежом. Например, приехавший специально на фестиваль польский консул Эугениуш Мельцарек рассказал, что он читал о нем аж в польской прессе!

Конечно, специализированного рейтинга в России нет, но о престиже «Голосов» говорит сама афиша: не на каждое приглашение откликнутся именитые мастера. А в Вологде собираются лауреаты Государственных премий, такие корифеи театра, как Борис Морозов, Владимир Андреев, Сергей Арцибашев. По словам художественного руководителя фестиваля Константина Щербакова, маститый режиссер Петр Фоменко - и тот жалеет, что не удалось в этом году приехать.

По признанию столичного театрального критика Олега Пивоварова, вологжане - отличные зрители. Но не это главная приманка для корифеев - интереснее всего вологодский кремль в качестве сценической площадки.

Только вот специально для открытой площадки на этот раз из гостей спектакль поставил только Александр Плетнев с Калужским драматическим театром.

Зато режиссеру Борису Морозову дважды удалось перенести на воздух спектакль, поставленный на закрытой площадке. Неистощимый на выдумку, на этот раз он уговорил вологодских звонарей подыграть ему в финале своей постановки «На дне».

Колокольный звон сопровождал и открытие фестиваля. Нынче оно было дождливым и потому немноголюдным. Кстати, ненастье испортило планы режиссера вологодского Театра для детей и молодежи Бориса Гранатова. Ему пришлось перенести представление в помещение, отчего, по словам самого постановщика, спектакль значительно потерял. Печально, что то же самое думают и некоторые члены жюри.

Но это неофициально, а их коллегиальное и окончательное решение станет известно только на закрытии фестиваля 5 июля.

Охрипшие «Голоса»

Вологжане, которые в прежние фестивали едва ли не на головах сидели друг у друга, теперь бегут прочь.

Мне кажется, организаторы получают то, что заслужили. Ведь который год из людей делают жертв искусства: одно только сидение ночью под открытым небом в дождь и холод чего стоит, не говоря уже о самих постановках.

К 30 июня прошли пять конкурсных спектаклей, один чуднее другого. Хотя были и приятные открытия. Итак...

27 июня. «На дне» Театра Российской армии. Это стало бы событием, потрудись организаторы перенести спектакль в помещение. А так народ цепел от холода и рассасывался по домам. Расспросила тех, кто досидел до конца. «Морозостойкий», - ответил питерский студент. «Сидела рядом с Назаровым (бывший актер этого театра), неудобно было», - объяснила коллега.

28 июня. «В списках не значился» Вологодского ТДМ. Нынче обычное время начала вечерних спектаклей - 23 и 24 часа, а их окончание - 3 часа утра! Ладно, засыпающий народ может исчезнуть. А бедолаги в жюри, которым наутро надо еще обсудить просмотренное? В общем, я ушла с первого действия. Запомнились эффектные взрывы бомб (так что сон как рукой снимало), и актер, который в роли трупа успевал полежать на сцене то здесь, то там... Позавидовала ему.

28 июня. «Старший сын» Петербургской театральной академии. Студенты 4-го курса «сделали» всех заслуженных работников культур-мультур. На их постановку набился целый зал.

А чтобы никто не просочился лишний, работники драмтеатра закрыли во время антракта входные двери. И все курильщики дымили в закрытом предбаннике «драмы», образуя общее облако протеста.

После спектакля я спросила студентов, как они переживают свой успех. «Нас публика любит, а критики ненавидят», - признался Стас Никольский, исполнитель роли Сильва (котого в одноименом фильме играет Боярский). Ничего, Стас. Это как в анекдоте: что музыка отличается от музыковедения, как любовь от гинекологии.

29 июня. «Не в свои сани не садись» Липецкого театра. Оттуда двинулись только вологодские театралы: подавай им, понимаешь, маститых актеров! На нашем фестивале - это редкость.

Зато народ от души веселился, наблюдая за тем, как крепкие липецкие актеры глушат какой-то самогон «ерофеич». Был даже показан завитый и кривляющийся элемент нетрадиционной ориентации! Он вилял бедрами, визгливо разговаривал... Такая близость к жизни вызвала у вологжан полный восторг. «Вот бы все спектакли были такие», - шептала моя соседка.

29 июня. «Карусель» Псковского театра. Коллектив для безопасности называет себя «театром в исторических памятниках». Это позволяет им ставить постановки в духе детсадовских утренников, когда детки в костюмах зайчиков пищат чего-то со стульев. В этот раз пищали, как вы помните, двое - они читали с листа «Полтаву», а остальные изображали написанное.

Обычно «Карусель» славится своим натурализмом: настоящими лошадьми, шумным пожиранием жареных куриц. На этот раз они ограничились огнем и двумя толстыми дядьками в белых пижамках. Один был с игрушечной удочкой, на конце которой тоскливо болталась пластмассовая рыбка.

«Дуремар? А где пиявки?» - неутомимо спрашивала дочка своего отца, который так и не нашелся с ответом. Короче, родители, вы замучаетесь приобщать детей к культуре через «Голоса истории». Уж лучше телевизор смотреть: и туалет рядом, и не каплет, а главное - переключить можно.

Барбамбия! Кергуду!

Нет такого хорошего дела, которое невозможно испортить плохой организацией.

Это подтвердил 30 июня спектакль «Кармен» Крымско-татарского академического музыкально-драматического театра (Симферополь), проходивший в рамках основной программы «Голосов истории».

Аудиопереводчики (в виде слуховых аппаратов), которые раздавались в гардеробе Театра для детей и молодежи, достались лишь трети зрителей. Тех, кто просил «поискать получше» (все-таки зрелище на татарском языке), утешали: «Не беспокойтесь, перевод все равно будет, только не такой подробный».

Однако обещанного перевода почему-то не было, а у некоторых счастливчиков с аудиопереводчиками устройства... не работали. Правда, выяснилось это уже после спектакля, когда организаторы доказывали зрителям, что неисправности техники к ним отношения не имеют, поскольку ее «привезли совершенно посторонние люди».

В итоге «широкий круг зрителей», на который рассчитаны «Голоса истории», по крайней мере, на «Кармен» предельно сузился. Полное удовольствие спектакль мог доставить либо тем, кто худо-бедно владеет татарским, либо тем, кто дословно помнит само произведение.

К чести самих симферопольцев, они были на высоте: отличная постановка вокально-танцевальных номеров, аскетичные, но выразительные костюмы, искрометная Кармен и темпераментный красавец Хосе...

Когда между главными героями назревало очередное страстное объяснение, зрители без «слуховых аппаратов» болезненно напрягались, пытаясь понять, что на этот раз «не сложилось». И тогда счастливчики с аппаратами великодушно переводили шепотом: «Она ему говорит, что он классный...», «Он хочет в Америку, а она в Кордову...», «Он говорит, что ему надоело убивать ее любовников...»

Ильинская

На фото: Хмурая погода в день открытия фестиваля компенсировалась красочным и веселым шествием.

3
0