Голоски театральной истории

№27 (304) от 9 июля 2003 г.

Голоски театральной истории

Закулисные наблюдения с прошедшего праздника.

Иностранец фестиваля

В этом год статус международного «Голосам истории» придали крымские татары, сыгравшие «Кармен» на татарском.

Как выяснилось, они играют этот спектакль и на русском. Для русскоязычной публики. Но чтоб никто об этом не прознал, директор симферопольского театра утаил сей нюанс. «А вдруг стали бы давить, чтобы мы играли на русском?», - сказал он на пресс-конференции.

Зато сама пресс-конференция удалась. Руководитель пресс-центра фестиваля Наталья Серова вопрошала исполнительницу Кармен, носит ли она паранджу, и носят ли татары паранджу, и что вообще за экзотический фрукт эти татары?.. А выяснилось, что все присутствующие представители этой национальности переехали в Крым из... Узбекистана.

Исполнители Кармен и Хосе признались, что говорят дома на русском. А режиссер «Кармен» Аносов и вовсе татарского не знал. Но, слушая татарский вариант, говаривал: «Ничего не понимаю, но ощущение - будто на испанском говорите».

«Восставшие из телевизора»

Спектакль «Женитьба» московского театра имени Маяковского радовал глаз. Вот Игорь Костолевский как вяленая рыба вялится в кресле, вот Александр Лазарев кукожится, будто укушенный змеей.

А вот Светлана Немоляева... А почему она говорит одновременно четырьмя голосами? Да так, что ничего непонятно? Сваху изображает. А это? Си-мо-но-ва? Худенькая какая, а голос-то - как труба сиплая! Вот жизнь довела...

«Сериальщики» фестиваля

Из сериальных звезд к нам пожаловали Михаил Филиппов - «Иеринархов» из «Досье детектива Дубровского» и Тарас Бибич - «Мальчик в очечках» из «Агентство НЛС».

В жизни Филиппов оказался невысоким человеком с застенчивой улыбкой. После спектакля спросила его, играющего в «Женитьбе» героя со странным желанием оженить своего друга, есть ли у него другие, не подобающие его облику сериального мерзавца роли? Ответил, что собирается сыграть Дмитрия Карамазова.

А Тарас в отличие от своего экранного образа ботаника, наоборот, сверкал хохляцким юмором вперемешку с грустью. Сказал так: «Был учителем русского языка и литературы. Пошел в актеры - тогда не задумывались, что надо семью обеспечивать».

Мудрец фестиваля

О, Борис Гранатов, мудрейший из мудрейших! Режиссер вологодского ТДМ не захотел, чтобы журналисты присутствовали на разборе его спектакля «В списках не значился» столичными критиками. Не захотел - и журналистов не пустили. Безусловно, Борис Александрович не хотел, чтобы мы услышали похвалу в адрес его гениальной режиссуры. О, скромнейший из скромнейших!

Главные отдыхающие фестиваля

Худрук фестиваля Константин Щербаков заметил на одной из пресс-конференций: «Какое счастье - сидеть и смотреть театр под проливным дождем!».

Если б мне платили столько же, сколько Щербакову, я б тоже посидела. Да и другие вологжане тоже. Где-нибудь на Западе организацию нашего фестиваля уже б засыпали судебными исками о подпорченном здоровье во время спектаклей, а у нас все как-то не по себе. Все-таки искусство. Как на святое руку поднять?

Вот уже седьмой фестиваль журналисты говорят о необходимости тента для артистов и переноса спектаклей в помещение, если погода не позволяет играть в Кремле. А руководитель пресс-центра фестиваля Наталья Серова упивается самоотверженностью актеров, которые едва не рухнули с неустойчивой конструкции.

И правда - была б пара трупов, и все ради искусства!

Константин Щербаков восторгается: «Как здорово актеры начинают в дождь играть!» Ну, тогда я за то, чтобы вологодский драмтеатр с театром для детей и молодежи подержали под тропическим ливнем. Но публика-то при чем? Заплатившая за билеты от 80 до 300 рублей?

Сталин фестиваля

На пресс-конференциях «Голосов истории» и журналисты, и жюри с участниками выглядели в 11 утра после ночных спектаклей не очень.

Например, всем сердцем было жаль актера драмтеатра Игоря Рудинского, который с трудом передвигался наутро после своей премьеры «Сон в летнюю ночь». Его тяжелое самочувствие объяснил худрук Зураб Нанобашвили: праздновать драмтеатр закончил аж в 7 утра.

Сам Нанобашвили на той пресс-конференции был явно на взводе. Банальный вопрос вроде «Почему не хватило денег на декорации?» вызывал в нем такую ярость, что журналистки тряслись от страха.

Когда же было озвучено мнение, что пьеса Шекспира притянута за уши к фестивалю, Нанобашвили так глянул в сторону спросившей, что ее соседка залепетала: «Не обращайте внимание, Зураб Анзорыч, ерунду она смолола, ерунду!»

«Покажи мне, какие уши ты имеешь в виду!» - рычал худрук «драмы». Господи, как живыми-то остались - не знаю...