Шпионские игры

№28 (305) от 16 июля 2003 г.

Шпионские игры

Тайно скопированные материалы уголовного дела о похищении человека поссорили адвокатов и прокуратуру.

Большой «шмон»

23 июня оперативники отдела по борьбе с оргпреступностью обыскали квартиры вологодских адвокатов Анатолия Филина, Александра Андреева и Марины Некипеловой.

«Ко мне пришли в 9 утра и предъявили санкцию на обыск, подписанную исполняющим обязанности заместителя прокурора города, - рассказывает Некипелова, - трое сотрудников УБОП, трое собровцев и двое понятых. Искали видеокассету».

У всех троих юристов изъяли личный видеоархив и компьютерные базы данных. В итоге документы, которые они готовили для судов по многим делам, оказались в распоряжении прокуратуры. Не исключено, что такое случилось впервые в адвокатской практике Вологодчины. Адвокаты, разумеется, тут же обжаловали действия прокуратуры в суде.

Суть решения Вологодского городского суда, вынесенного 8 июля, такова: санкция на обыск обоснована, чего не скажешь о самих действиях сотрудников спецподразделений - сначала им нужно было получить судебное разрешение на обыск.

«Нарушены статьи Конституции, УПК и федерального Закона «Об адвокатской деятельности, - говорит председатель Вологодской Палаты адвокатов Сергей Иванов. - Обыски без судебного разрешения, какими бы обстоятельствами они ни оправдывались, свидетельствуют о незаконных попытках правоохранительных органов ущемить права адвокатов!

Мы уже направили заявления прокурорам Вологды и Вологодской области, а также президенту Федеральной палаты адвокатов России Семеняко».

Экспертиза с двойным дном?

Следователи просмотрели кучу изъятых видеокассет, но нужную так и не нашли. Однако мы все же выяснили, что там было записано.

По информации из наших источников в правоохранительных органах, несколько месяцев назад в Вологде похитили человека. Он остался жив, а подозреваемых в совершении этого преступления задержали. Супруга одного из них оказалась подругой психиатра Екатерины Соколовой, которая проводит судебную экспертизу в психо-неврологическом диспансере на Набережной VI Армии.

По одной из версий, когда уголовное дело попало на стол к Соколовой, она пересняла его материалы на видео и передала кассету подруге - жене подозреваемого. А потом пленка должна была попасть адвокатам, защищающим подозреваемых по этому делу. «Подарок» был бы исключительным: ведь если знать заранее, что «накопал» следователь, можно запастись дополнительными доказательствами или, например, повлиять на свидетелей.

Неизвестно, смотрели ли пленку адвокаты, но кассету у них не нашли. Как и у той самой супруги подозреваемого, и у психиатра Соколовой. А то, что квартиру последней обыскивали, нам подтвердил зав. психо-неврологическим диспансером Николай Кириченко.

По словам знающих людей, на Екатерину Соколову оперативники вышли элементарно: телефон заказчицы видеозаписи прослушивался, а в разговорах она упоминала и кассету, и адвокатов, и подругу-психиатра.

Кстати, о заказчице. Есть версия, что кассету, которая хранилась у нее дома, вынес ее сын. Как только к ним нагрянули с обыском, мальчишка спрятал ее под футболку и выскочил за дверь.

Любопытно, что психиатр Соколова в минувший понедельник с профессиональным хладнокровием лгала журналистам «Премьера»: мол, обыска не было, показаний никому не давала и вообще ничего об этом деле не знаю...

Никаких комментариев ни в прокуратуре, ни в милиции пока не дают. Но как нам стало известно, в отношении Соколовой возбуждено уголовное дело по пяти статьям Уголовного кодекса, в том числе - по статье «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования». Однако пока она продолжает работать на отделении судебной экспертизы.

Тем временем прокуратура обжалует в областном суде решение городского суда по поводу обысков у адвокатов.

На фото: Непосредственный начальник оконфузившегося психиатра Соколовой Алексей Климов свои комментарии ограничивает заявлениями о том, что ее вину может установить только суд.