Я ВСЕ ПРЕОДОЛЕЮ!

№29 (306) от 23 июля 2003 г.

Я ВСЕ ПРЕОДОЛЕЮ!

При живых родителях 17-летняя мама осталась одна с ребенком и без дома. Ее спасают чужие люди.

Оля Жук выглядит как девчонка из соседнего двора. Кареглазое «Здрасьте!», прядка русых волос, заправленная за ухо, и лихо задранный нос.

Ничто не выдает пережитых трагедий: запила и пропала мама, отвернулся папа, быстро охладел отец ребенка, стала обузой для государства. Родив, Оля фактически могла пойти на улицу, и тогда ребенка у нее бы отняли - чтобы поместить в Дом малютки.

На ее месте сломались бы многие взрослые. А она родила на свое 17-летие дочку Дашу и нашла человека, который принял ее как мать. «Ко мне наконец-то приплыло счастье!» - признается Оля сегодня...

Чужая среди своих

Пять лет назад Сергей и Татьяна Жук развелись и завели новые семьи. Дочка Оля ушла жить к отцу, а сын Миша - к матери. Но у девочки не заладились отношения с мачехой: как любой подросток, Оля качала права. А тут еще любовь... Парня звали как и отца - Сергей.

Ольга часто жила в его доме, хотя и без нее в крохотной двухкомнатной избушке уже ютились четверо, в том числе инвалид детства... Когда Ольга поняла, что беременна, сказала об этом у себя в учебном комбинате, где училась на повара. Педагог Валентина Ордина вместе с ней отправилась в женскую консультацию. Все подтвердилось.

Пока Жук рыдала и повторяла слово «аборт», педагог сказала: «Ты, конечно, поступай как хочешь, но если бы я была твоей мамой, я бы тебе запретила аборт». А узнав о том, что после прерывания беременности в таком возрасте у нее может не быть детей, девушка испугалась. Все-таки она уже любила этого ребенка, хотела и ждала.

Когда накалились отношения с Сергеем, Ольга запаниковала: что делать? Куда идти, когда родит? Поскольку девушка к тому времени уже закончила учебу, ее определили в областной социально-реабилитационный центр в поселке Лоста, где Оля испытала все ужасы общения с беспризорниками. «Они расшатывали двухъярусные кровати и громко орали, - вспоминает она. - Я сидела и думала, как оттуда вырваться...».

После центра беременную временно определили в детский дом №4. Но после родов Ольга Жук уже не имела права находиться там с ребенком. Если бы ее отец с матерью были официально лишены родительских прав, то статус сироты помог бы ей решить хотя бы часть проблем, но никто не брался за этот сложный и долгий процесс. Это было похоже на тупик.

Дом есть , но его нет

Многие чиновники были в курсе критической ситуации несовершеннолетней Жук, но только посылали из одной конторы в другую. По городу метались педагоги учебного комбината и специалисты Центра социальной помощи семье и детям (на ул. Энгельса, 61), понимая, что надо любой ценой найти выход.

Формально Ольга прописана в двухкомнатной квартире на Гончарной, но там же прописаны и живут еще восемь (!) человек. И когда по настоянию педагогов участковый пришел вселять девушку, родня заявила, что Олю рано или поздно выживут. Милиционер только развел руками - мол, я бессилен.

Оказалось, что у отца Ольги есть однокомнатная приватизированная квартира на Псковской. Сергей Жук ее сдает, а сам живет у нынешней женщины. Однако как только педагоги заикнулись о том, чтобы отец пустил в квартиру дочь, Сергей Жук просто наорал на женщин, которые «мешают ему жить».

Когда пропала мама, Ольга дрогнула. Пила, но все-таки мама... Девушка со своим животом кочевала от одной организации к другой, задавая один и тот же вопрос: «Что делать?» Взрослые отвечали, что у них «нет приказа» ею заниматься и советовали самой через суд добиваться лишения отца родительских прав. Господи, какие суды, если вот-вот рожать, да и она до сих пор любит отца!..

На последнем месяце беременности Оля нашла еще одно место «перекантоваться» - легла на сохранение. 25 июня она родила Дашу - здоровую девчонку, очень похожую на маму. «Может, ты ее хоть на год в Дом малютки сдашь?» - смотрели печально педагоги ее родного комбината. «Нет!» - отрубила девушка, которой на днях должно было исполниться 17.

А детдом №4 уже собирал вещи для маленькой Даши. «Не переживай, ее вырастим мы», - писали ей дети, которые, как и Оля, стали ненужными родителям.

Новая жизнь

Уже после родов мы сделали «контрольный звонок» в городскую комиссию по делам несовершеннолетних, где за несколько предыдущих месяцев ничем не помогли Ольге. «Как дела у Жук? - с ленцой переспросила на том конце провода молодая дама, назвавшаяся «специалистом». - Печальная ситуация. Скорее всего, дочку свою в Дом малютки сдаст».

Действительно, так происходит с большинством несовершеннолетних мамаш, которым некуда идти. Однако здесь произошло маленькое чудо. Социальный педагог Центра на улице Энгельса Елена Лебедева, профессионально занимаясь психологической помощью юным мамам, решилась поставить воспитательный эксперимент на дому.

Елена Викторовна давно выступает за создание кризисного мини-центра домашнего типа для несовершеннолетних мам. Ведь необязательно лишать родителей прав, а можно терпеливо, пусть даже годами восстанавливать отношения отцов и детей.

На Западе такие центры давно существуют, а у нас только собираются попробовать в 2005 году. А пока мама троих детей Елена Лебедева, которая знает Олю Жук три года, решила принять ее с малюткой в свой дом. То есть осуществить на практике то, что знала в теории. Ей пошли навстречу начальник департамента труда и социального развития Евгений Артемов и Управление образования, бумаги сейчас оформляются.

Журналисты «Премьера» присутствовали при выписке Оли и Даши Жук из областной детской больницы 16 июля. Ольга сияла. Ее переполняла гордость за дочку, благодарность к Елене Викторовне...

«Я по жизни оптимист, - сказала Оля. - Я думала, что от государства что-то получить - это дохлый номер. Наверное, мне по судьбе нужно пройти через столько трудностей. Но я все преодолею». Она готова сражаться за себя и дочку. И подход у нее сугубо реалистичный: у нее есть профессия, ей уже пообещали работу.

Родня так и не проведала ее в роддоме. «Они не виноваты, - говорит Оля и, похоже, верит своим словам. - Мама просто пьет и куда-то пропала, папа не пришел - наверное, много работает, а отец ребенка в деревне сейчас...»

Ей помогли другие. Люди помогли. Когда-то чужие стали для Оли Жук семьей: мать Сергея - заботливой бабушкой, Елена Лебедева - мамой, а детдом №4 - друзьями на всю жизнь.

на фото 1: В день выписки из больницы Оля сияла: «Ко мне наконец-то приплыло счастье!»

на фото 2, 3: Для новорожденной Даши фактически второй мамой стала социальный педагог Елена Лебедева.