ВРАЧЕБНОЕ ТЕЛО

№30 (307) от 30 июля 2003 г.

ВРАЧЕБНОЕ ТЕЛО

Руководство областного онкологического диспансера пригрело врача-наркомана.

Нашумевшая июньская публикация «Доктор Морг» о пьянстве в онкодиспансере - это еще цветочки.

Оказывается, много лет здесь терпят медика с нездоровым пристрастием к сильнодействующим лекарственным препаратам. Речь об анестезиологе Михаиле Куракине.

Последний раз он «засветился» в середине июня нынешнего года. По словам коллег, два дня врач пребывал в неадекватном состоянии. Поговаривают, что надышался «веселящего газа» - закиси азота. Дважды его пришлось отправлять домой. Но оргвыводов не последовало.

Куракин почти месяц - до 22 июля - просидел на больничном (оформил в поликлинике ПЗ)... по заболеванию тазобедренного сустава. Правда, прописанные процедуры, насколько нам известно, игнорировал.

Плюй в глаза -

все божья роса!

Подобные истории тянутся аж с 1997 года, когда Михаила Евгеньевича даже уволили из диспансера за появление на работе в состоянии токсического опьянения.

Из характеристики, выданной тогда и.о. главврача Лидией Борисенок по запросу УВД г.Вологды: «За последние 3 - 4 года медицинский персонал неоднократно замечал Куракина М.Е. на дежурствах, особенно в воскресные дни, в состоянии алкогольного опьянения, в дальнейшем появилось пристрастие к употреблению психотропных лекарственных средств (транквилизаторов). Характеризуя личные качества Куракина М.Е., следует отметить его грубость, неуважительное отношение к коллегам, проявлявшееся в оскорблениях, угрозах физической расправы...»

Вот как описывает те события тогдашний зав. хирургическим отделением Альберт Бритвин: «19 июля 1997 года, срочно прибыв в отделение, я поинтересовался у персонала, где дежурный врач? Последние заявили, что в течение двух последних суток его дежурств он находится в абсолютно неадекватном состоянии, и в настоящее время, чтобы не дебоширил в отделении, заперт на ключ в ординаторской».

Через пару дней Куракин написал докладную: «Заявляю, что неоднократно принимал на дежурствах спиртное, транквилизаторы. Больше этого никогда не повторится».

Повторилось в те же сутки. «Около часу дня старшая сестра операционного блока прибежала ко мне с криком: «Срочно бегите в операционную, Куракин умер!» - вспоминает Бритвин. - Вбежав в операционную, увидел следующее: больная, нуждавшаяся в операции, лежит на столе. Два хирурга в перчатках стоят около операционного стола, третий пытается оказать помощь лежащему на полу на животе в бессознательном состоянии анестезиологу. Срочно вызванная из горбольницы реанимационная бригада во главе с врачом Глебовым констатировала острое отравление наркотическими анальгетиками».

Плановые операции в тот день были сорваны. А милейший Михаил Евгеньевич отличился уже следующей ночью! Главврачу диспансера Николаю Шубину доложили, что во время своего дежурства Куракин находился в неадекватном состоянии, в полночь упал в послеоперационном отделении, после чего его «с трудом вытащили для отдыха» в ординаторскую.

Анестезиолога отстранили от работы и отвезли в наркологическое отделение - на лечение. Откуда он скрылся в тот же день. Получил в поликлинике больничный по поводу обострения заболевания тазобедренного сустава. Но назначенное лечение не проходил. Точь-в-точь, как и в последнем случае, в июне-июле 2003 года.

Позже Независимая комиссия по экспертизе временной нетрудоспособности констатировала, что больничный лист 23.07.1997 г. Куракин получил «с целью скрыть нарушение трудовой дисциплины».

Настоящих буйных мало...

Но и на больничном анестезиолог продолжал досаждать коллегам. У дежурной медсестры исчезло со стола пять ампул реланиума, и по странному совпадению в тот день операционную без видимых причин посещал Куракин, находившийся на больничном листе.

На следующий день Михаил Евгеньевич позвонил зав. хирургическим отделением и заявил, что придет его «мочить». Через полтора часа он ворвался в кабинет заведующего с криком: «Убью!» и набросился на того с кулаками. Зав. отделением запер буйного коллегу в кабинете. Прибывший наряд милиции отвез Куракина в ГУВД, а затем на экспертизу в психдиспансер. Заключение экспертизы: «Состояние одурманивания, вызванное наркотическими или другими лекарственными средствами».

Михаила Куракина уволили из онкодиспансера, но он сумел восстановиться через суд и до сих пор потрясает коллег новыми выходками. Похоже, доверие к нему руководства - и бывшего, и нынешнего - поистине безгранично.

Из служебной характеристики анестезиолога: «Несколько лет назад имел место факт избиения Куракиным своей тещи, довольно жестоко. Женщина была освидетельствована на амбулаторном приеме в бюро судебной экспертизы, собиралась подать на Куракина М.Е. в суд. Но коллектив взял его на поруки. Одновременно ему - вне очереди - была предоставлена отдельная квартира для разрешения семейных конфликтов и для сохранения молодой семьи».

А в 2001 году нашего героя, состоящего на учете в наркодиспансере, приказом главврача включили в состав комиссии, уполномоченной «проводить проверки состояния хранения, учета и расходования наркотических лекарственных средств»! Председатель комиссии - известная по материалу «Доктор Морг» Елена Бударина, заместитель главврача по медицинской части.

«Мы боимся его, так как он постоянно чем-то угрожает, а будучи в неадекватном состоянии, бывает очень буйным, - пишут 14 медсестер онкодиспансера главврачу Шубину. - Подобное его поведение представляет прямую угрозу и для персонала, и для жизни больных».

на фото 1, 2, 3, 4: Видимо, Куракин (вверху) пользовался особым расположением бывшего главврача Шубина и бессменного зам. главврача Будариной.

8
0