СТАНКОГРАДСКАЯ БИТВА

№34 (311) от 27 августа 2003 г.

СТАНКОГРАДСКАЯ БИТВА

Сотни людей могут остаться без работы, если до конца года вологодский станкозавод не начнет выбираться из пропасти.

Упредприятия, где почти 600 тружеников, незавидный выбор: или начать работать с прибылью, или стать банкротом и быть распроданным.

Ситуация усложняется непримиримым конфликтом основных акционеров завода - вологодского и московского бизнесменов, а также невозможностью серьезно повлиять на ход событий местных властей.

Хорошие лозунги

против

пустых ожиданий

Владеющий акциями станкозавода вологжанин Александр Наумов (он же - директор «Бываловского машзавода») уверен, что главное для фирмы - прибыль, а для акционера - дивиденды. При этом не важно, что выпускает предприятие, если оно убыточно. Судьбу производства решает рынок.

Александр Александрович предлагает сменить менеджмент и, прежде всего, гендиректора Юрия Панина, продать «не участвующее в производстве имущество» и создать на базе ОАО «Вологодский станкостроительный завод» несколько дочерних структур, которые займутся разными видами производства (именно так был реформирован Бываловский машзавод). На взгляд Наумова, это дает гораздо больше прибыли.

Гендиректор станкозавода Юрий Панин называет эти предложения «лозунгами». Он уверен, что главная цель Наумова - пробраться в совет директоров и просто подороже продать свой пакет акций. Правда, сам Юрий Борисович никаких изменений не предлагает: ссылается на высокие налоги, дорогие кредиты и ждет поддержки со стороны государства.

Тяжелая артиллерия

Второй крупный акционер предприятия - президент московского станкостроительного концерна «ДеКо» Николай Фуга - «тяжеловес» российской экономики и политики. В 1992 - 1994 годах он возглавлял комиссию по промышленной политике при правительстве России, затем вошел в правление Российского союза промышленников и предпринимателей.

При упоминании Наумова Николай Фуга приходит в ярость: «Станки - это не козловые краны. Пусть Наумов доведет до ума свой «Бываловский машзавод». Он ничего не понимает в станкостроении и может с таким же успехом реформировать гинекологическую клинику!»

Слова Николая Георгиевича полны патриотической риторики: «Если мы хотим жить в сильной стране, такие заводы надо сохранять, а не банкротить. Да станки вообще производятся только в девяти странах мира. И везде станкостроение поддерживается государством, потому что это самая технологичная отрасль».

Однако Николай Фуга радеет не только за интересы государства. Изменения на нашем предприятии напрямую угрожают его личной собственности, поскольку концерн «ДеКо» - московский представитель Вологодского станкозавода.

Кстати, в 2000 году Фуга противостоял банкротству другого своего станкозавода - Петрозаводского. И статьи в поддержку хозяина тоже пестрели страшилками о «жесточайшем разграблении современного высокотехнологичного производства» и «ростовщической системе штрафных санкций против отечественного товаропроизводителя».

Хочешь жить -

умей вертеться

А пока владельцы борются друг с другом, долги станкозавода растут: без учета пеней и штрафов они превышают 37 миллионов рублей. 18 августа Вологодский арбитражный суд принял решение о введении на заводе процедуры внешнего наблюдения. Теперь независимый конкурсный управляющий оценит имущество предприятия и его способность рассчитаться с долгами. Удастся ли это, станет известно на втором заседании суда 25 декабря.

Один из вариантов - продажа пакета акций завода, который принадлежит Мингосимуществу. Возможно, его захочет купить правительство области. Во всяком случае, в прошлом году «Белый дом» пытался это сделать, но безуспешно.

Сейчас у областных властей всего 2 акции. И хотя начальник отдела департамента промышленности Леонид Буев является представителем правительства в совете директоров станкозавода, он демонстрирует объективность. По его словам, для Вологодчины главное, чтобы предприятие расплатилось с долгами и сохранило рабочие места, а Наумов «не использует полностью все возможности крупного акционера».

«Да меня просто не подпускают к станкозаводу! - парирует Наумов. - Хотя я уверен, что смогу его «вытянуть», как было с Бываловским заводом».

Сейчас руководитель станкозавода Юрий Панин видит основную задачу предприятия в зарабатывании денег. Предполагается развить побочные направления: например, ремонт автотехники. В прибыльность станкостроения без поддержки государства гендиректор по-прежнему не верит.

Однако надежда на государство слабая, и, если основное производство завода не станет эффективным, угроза банкротства предприятия будет постоянной.

на фото: У крупного акционера Александра Наумова (вверху) и директора завода Юрия Панина разные взгляды на пути выхода из кризиса.

17
0