ДЕВУШКА ЦВЕТА ХАКИ

№46 (323) от 12 ноября 2003 г.

ДЕВУШКА ЦВЕТА ХАКИ

Чтобы испытать себя, наша студентка отправилась добровольцем в армию обороны Израиля.

«Там никому нет дела, что ты девушка, - говорит Таня. - Никто за тебя автомат таскать не будет и даже в бою не станет защищать. Ты - солдат, выживай сама».

К счастью, выживать третьекурснице иняза Вологодского педуниверситета Татьяне Щерцовской не пришлось. Но трудностей хватило. Как и открытий, развенчивающих некоторые мифы о воюющем Израиле.

Боевой «санаторий»

«Мне, как лидеру вологодского еврейского молодежного клуба, предложили участвовать в программе «Сар-эль» (бесплатная работа добровольцем в израильской армии), - и я согласилась», - рассказывает девушка с непривычным для ноября загаром. Надо сказать, что 45-ти добровольцам со всего СНГ, приехавшим на землю обетованную, повезло с погодой: в начале октября было +300С, что бывает нечасто.

Таня попала на крупную базу танковых запчастей «Црифин» в получасе езды от Тель-Авива: «Я работала на складах, на кухне, в столовой, выполняла грязную работу, но все это было не в тягость. Потому что я знала, зачем туда еду». По словам вологжанки, израильтяне уважают добровольцев и гордятся тем, что русские помогают им. Таня общалась с сослуживцами на английском (им владеют большинство солдат) и на иврите.

Нашим добровольцам не пришлось куковать в казармах - их там просто нет. Солдаты живут в комнатах по двое. Условия санаторные: у некоторых стоят телевизоры, музыкальные центры и даже холодильники. Хотя хранить еду в комнате не разрешается. Да и зачем, если столовая на базе похожа на ресторан. Несколько мясных и рыбных блюд, салатов, фрукты и овощи, различные закуски... И шведский стол, то есть, ешь, сколько хочешь. «Нашей армии до этого еще далеко», - грустно вздыхает Таня.

А еще добровольцам каждый месяц выплачивают около 500 долларов. Это меньше минимальной зарплаты в стране, но «на казенных харчах» можно скопить приличную сумму.

В театр с автоматом

В Израиле в армии служат все без исключения - и юноши, и девушки. Аж три года, но с еженедельными «выходными».

«Дедовщины» мы не видели, - вспоминает Татьяна. - Но как там ненавидят командиров!.. Офицеры там просто самодуры, их, видимо, специально набирают. Они много и не по делу кричат. Это напоминало фильм «Сибирский цирюльник», где американский сержант тупо орет на солдат».

Случается, что и рядовой посылает командира, но за это можно загреметь в военную тюрьму. Впрочем, самое страшное наказание для солдата - когда его не отпускают домой к родным». (На субботний шабат, когда в Израиле не работают - Д.В.).

Военнослужащие никогда не расстаются с оружием. С ним они едят, спят, ездят домой, ходят в театр, кино и даже купаться. Кстати, и сама Татьяна Щерцовская научилась стрелять из винтовки М-16.

Пришлось девушке испытать и грубость армейской жизни. «Я была готова ко всему, но меня поразило, как со мной обращались мужчины! - возмущается Таня. - Израильтяне - народ южный, импульсивный. Им свойственна бестактность в общении с женщинами. Я сильно ощутила это на себе...»

Солдат спит -

служба идет

«А с шести вечера у солдат - свободное время, - рассказывает студентка. - Зрелище это просто потрясающее! Они уныло валяют дурака: одни бродят по базе, волоча за собой автомат, другие весь вечер болтают с приезжими, сидят по комнатам». Хотя на базе есть и баскетбольная площадка, и футбольное поле, теннисный корт, клуб...

Наших волонтеров отпускали после 16-ти часов, но вернуться надо было строго до 23 часов, потом ворота запирались.

«Я нашла дырку в заборе и проходила через нее, если возвращалась поздно, - улыбается Таня. - А однажды наткнулась на новобранца, который стоял в карауле. Никак не разрешал пройти, боясь, видимо, попасть на «губу». Новенький не знал ни русского, ни английского, мы кое-как общались на иврите. Наконец все же объяснила ему, что я не террористка какая-нибудь, а доброволец из России».

Своя «Чечня»

Когда смотришь новости по ТВ, создается впечатление, что в Израиле все время гремят взрывы, повсюду палестинские террористы-смертники, и страна живет в атмосфере страха.

На самом деле, говорит Татьяна, все не так. Просто там стараются не зацикливаться на этих ЧП. Ведь если постоянно думать о терактах, можно свихнуться. Жажда жизни сильнее: люди не бегут из страны, они гордятся ею, растят детей, устраивают шумные праздники, даже шутят на больную тему. Например, недавно одна газета напечатала такое объявление: «В связи с эпидемией гриппа реже бывайте в местах массового скопления террористов».

«Пока я там была, не было ни одного теракта, - рассказывает вологжанка. - Но в Газе очень неспокойно. Однажды к нам на пару часов приехали ребята, которые там служат. Я успела с ними пообщаться и поняла, что эти люди уже с надломленной психикой. Они переживают то же, что и наши в Чечне».

И хотя военная база «Црифин» находится достаточно далеко от зоны конфликта, солдат там постоянно морально готовили к возможному столкновению с палестинцами.

«Я там увидела настоящую жизнь, а не то, что показывают на экскурсиях, - говорит бывший доброволец израильской армии Таня Щерцовская. - За это время я не просто много узнала, я стала взрослее».

на фото 1: Татьяна на израильском танке «Меркава», что переводится как «Божественная колесница».

на фото 2: Месяц на военной базе под Тель-Авивом оказался

для Тани Щерцовской полным открытий и потрясений.

4
0