Гимн восходящего солнца

№50 (327) от 17 декабря 2003 г.

Гимн восходящего солнца

Выступавший в Вологде японский пианист из любви к русской музыке бросил свою родину и стал православным.

С раннего детства любимым композитором Садакацу Цчида стал Сергей Рахманинов. Когда шестилетний мальчик впервые услышал его музыку, то прямо посреди концерта вскочил и начал дирижировать. «Его глубина, вера в воскресение - это просто потрясающе!» - восхищается пианист.

По мнению Садакацу, в европейской музыке такого нет, потому что там нет православия. А играть Рахманинова, не понимая корней музыки, трудно. И если технику можно освоить благодаря упорным упражнениям, то наполнить музыку эмоцией, будучи человеком иной культуры, невозможно. Постичь тайну волшебной музыки Рахманинова можно было только в России. Японец поступил в Московскую консерваторию. И здесь глубоко верующий профессор Медушевский познакомил Садакацу с православием, по сути, открыв выросшему в католической семье студенту новый мир.

Садакацу стал посещать монастыри и читать святоотеческую литературу. «Я хотел слушать именно такие слова от старших людей!» - восклицает он. Когда в 1997 году пианист пришел в один из московских храмов и заявил, что хочет принять православие, священники смотрели на него как на чудо. Однако обряд миропомазания совершили и нарекли Матфеем.

Японский музыкант считает это главным событием жизни: «Это был ответ на все вопросы, ответ, который я долго искал». Он даже хотел стать монахом, но встретил будущую жену и передумал. Решил нести людям Божье слово через музыку.

Вот уже несколько лет родители 28-летнего пианиста, живущего в Москве, не отвечают на его письма и звонки, протестуя против того, что сын сменил веру. «Я не могу так выбирать: Христос или родители, - рассказывал он на чистом русском языке перед своим единственным концертом в Вологде 12 декабря. - Пишу им письма, с днем рождения поздравляю, с Новым годом... Пройдет время, и все восстановится. Для меня семья - очень важно, но ради Христа я должен через все это пройти».

После принятия православия для Садакацу, по его собственному признанию, открылись новые горизонты. Однако сравняться с великим Рахманиновым он и не мечтает: «Это гений, настоящее, с кем не сравниться. Это вершина, к которой буду идти всю жизнь и никогда ее не достигну».

1
0