Культ золотого тельца

№51 (328) от 24 декабря 2003 г.

Культ золотого тельца

Даже верующие не в силах молчать о царившем в храме финансовом бардаке.

О том, что закрытость церковной системы искушает нечистых на руку людей, мы рассказывали месяц назад в статье «Таинство прибыли». Новые факты не заставили себя ждать...

«Совершенно согласны со всем, что написано в этом материале, — сообщают в своем письме в редакцию верующие из Шексны. — На наших примерах вы еще раз убедитесь в том, как церковь разрушает веру у своих прихожан».

В этой истории несколько главных действующих лиц. Староста Лидия Гончарова, управляющая хозяйством Храма Казанской Божьей матери поселка Шексна. Прихожане, обвиняющие старосту в финансовых нарушениях. Бывший настоятель храма отец Роман (Лыпко), поддержавший прихожан, и настоятель Воскресенского собора Череповца благочинный отец Александр (Куликов), в чьем ведении теперь и приход шекснинской церкви.

Лавка чудес

Приходское хозяйство — это нижний уровень церковной экономики. Доходы поступают от совершения обрядов, продажи свечек и мелкой церковной утвари в лавке при храме. Расходы — содержание храма, зарплаты сторожу, уборщице и другим обслуживающим церковь людям.

Деньги церковной лавки — закрытая тема для большинства прихожан. Вообще, до последнего времени среди верующих бытовало мнение, что лавка Храма Казанской Божьей матери почти не приносит прибыли. Однако цифры говорят о другом.

Во-первых, три проверки ревизионной комиссии, проведенные в этом году в Храме Казанской Божьей матери, выявили недостачу на 29 тысяч рублей. Во-вторых, когда торговой точкой стала заведовать прихожанка Ольга Киселева (работала с 16 сентября по 31 октября 2003 г.), «неприбыльная» лавка вдруг принесла более 70 тысяч рублей дохода.

Наверное, потому, что Киселева жестко контролировала поступающие средства. Кстати, Ольга Федоровна — единственная из прихожан не побоялась открыто рассказать о беспорядках с финансовой отчетностью в храме. Но, похоже, честная заведующая лавкой была для руководства храма словно кость в горле. «Я им неугодна, поскольку деньги не пошли «налево», а их стали считать». По словам Ольги Киселевой, после неоднократных угроз в ее адрес она была вынуждена уволиться.

Проверки своей, приходской ревизионной комиссии результата не принесли, лишь обострили отношения между старостой и прихожанами. И тогда верующие обратились в епархию и налоговую инспекцию. Среди фактов, названных в прошении в епархию, — продажа в лавке постороннего товара, несоответствие в накладных, выдача старостой церкви Лидией Гончаровой самой себе материальной помощи из кассы храма.

Прихожане написали и коллективное письмо епископу Максимилиану, где назвали поведение старосты Гончаровой «грубым и недостойным христианина» и попросили епископа отстранить ее от занимаемой должности.

Епархиальная ревизия состоялась в октябре. В итоговом акте проверки перечисляются многочисленные «грубейшие нарушения ведения кассовых операций», констатируется «невнимательное и небрежное оформление документов», в связи с чем «сложно дать заключение о финансовой деятельности прихода».

Кстати, некоторые прихожане уверены, что многие документы, раскрывающие финансовую деятельность руководства храма, перед проверкой были уничтожены.

Кто не с нами —

тот против нас!

К сожалению, большинство недовольных прихожан не решились открыто выступить в газете. Понять людей можно: став «возмутителями спокойствия», они попали под очень жесткий прессинг.

По словам верующих, нынешний настоятель церкви, недовольный тем, что финансовые нарушения в храме хотят сделать достоянием общественности, угрожал им даже публично — на приходском собрании.

Благочинный отец Александр, естественно, факт угроз отрицает. Но наш диалог с батюшкой, зафиксированный редакционным диктофоном, говорит о многом. Вот лишь фрагмент:

— Если бы это были граждане и настоящие прихожане, — распалялся благочинный, — им бы по голове бы дали, они бы никуда не пошли!

— Кто бы им по голове дал?

— А хоть бы кто! Вот, я имею в виду, их ударил бы кто-нибудь, любой бы человек, и они бы не пошли жаловаться.

Впрочем, удивляют не только слова батюшки. Вот что писали верующие в коллективном письме епископу Максимилиану про старосту Лидию Гончарову: «Что и говорить, если она может выругаться в святом храме нецензурной бранью на не понравившихся ей прихожан...»

Да и при встрече с журналистами «Премьера» Лидия Федоровна, узнав, что у нас есть акт ревизии, забегала по комнате и, перейдя на крик, назвала все «наговором» и заявила, что ничего больше не скажет.

Весь сор в одной избе?

После ревизии епархии старосте и казначею храма поручили устранить нарушения до 1 января 2004 года. А прежнего настоятеля, отца Романа, сменил благочинный отец Александр.

Начиная с 1990 года это уже шестая смена батюшки в шекснинском Храме Казанской Божьей матери. Многие прихожане говорят, что им жаль расставаться с отцом Романом, который пришелся людям по душе. Возможно, «отставка» отца Романа связана с тем, что он поддержал прихожан и «вынес сор из избы».

У прихожан еще есть надежда на Череповецкую межрайонную налоговую инспекцию. Православное общество храма является юридическим лицом и может быть проверено в том числе и налоговыми органами. Говорят, налоговики пообещали шекснинцам приехать с проверкой в январе.

Восстановить финансовое благополучие прихода с помощью налоговой или епархии, наверное, возможно. Но вот кто восстановит поруганную веру людей, на глазах которых в божьем храме происходят вовсе не божьи дела...

на фото 1: Похоже, «отставка» отца Романа (в центре) связана с тем, что он «вынес сор из избы».

на фото 2, 3: Староста храма Лидия Гончарова и Ольга Киселева (снизу) оказались по разные стороны конфликта.

6
0